тосненский район :



Никто не забыт, ничто не забыто. Кавалеристы второй ударной

Тосненский район занимает одно из ключевых мест в истории битвы за Ленинград. С августа 1941 по февраль 1944 года на территории района шли ожесточенные бои. Красный Бор, Макарьева Пустынь, Любань, Радофинниково – населенные пункты нашего района, где в январе 1942 года с трех сторон силами Ленинградского и Волховского фронтов была предпринята попытка прорыва блокады Ленинграда. Но тогда осуществить ее не удалось…

 

Сражавшаяся под Любанью 2-я ударная армия, прорвав на реке Волхове немецкую оборону, смогла на короткое время захватить стратегически важный плацдарм. Во второй половине марта 1942 года противник, не считаясь с потерями, предпринял значительные усилия для того, чтобы войска 2-й ударной армии оказалась в окружении. В составе 2-й ударной армии, в ряду стрелковых дивизий и отдельных стрелковых бригад, участвующих в Любанской операции, находились конники 87-й кавалерийской дивизии, входящие в 13-й кавалерийский корпус генерал-майора Николая Гусева.

 

Место формирования – Алтай

 

87-я кавалерийская дивизия была сформирована 1 сентября 1941 года в городе Барнауле Алтайского края. Дивизия состояла из трех кавалерийских полков – 236-го, 241-го и 244-го. Командиром дивизии был назначен полковник Василий Трантин, комиссаром – батальонный комиссар Георгий Тонконогов, начальником штаба дивизии – подполковник Георгий Ефремов.

 

Виктор Антонович Вержбицкий (в 1944 году – командир 364-й Тосненской стрелковой дивизии), начальник оперативного отдела штаба дивизии, принимавший участие в ее создании, вспоминал:

 

“О большинстве воинов дивизии можно было смело сказать: вот они, настоящие вояки-сибиряки-алтайцы – стойкие в обороне, дерзкие в разведке и неудержимые в наступлении. В дивизию подбирали людей, достойных тех задач, которые были известны командованию в начале формирования. Дивизия предназначалась для рейдовых операций в тылу врага. Отбор шел внимательный, не только по признаку владения конем и оружием, не только по медицинским показаниям, а главным образом по социально-демографическим данным, партийности и деловым характеристикам местных органов. Так вот если с отбором личного состава дело обстояло вполне благополучно (хотя было немало жалоб со стороны тех, кто по каким-либо причинам возвращался обратно в райвоенкоматы), то с конским составом дело обстояло значительно хуже. С широких алтайских степей шел необъезженный, ни разу не кованный конь, многие лошади не знали, что такое седло и оголовье-уздечка и никакого понятия об овсе, комбикорме и других лакомствах в виде куска хлеба, сахара или ласкового оклика всадника, дружеского похлопывания по спине и так далее, к чему строевые лошади всегда привычны и воспринимают это с благодарностью. Много труда и терпения требовалось от кавалериста, чтобы войти в контакт с этими животными, научить их “конюшенной цивилизации”.

 

21 сентября 1941 года личный состав дивизии принял присягу. Полки получили Красные шефские знамена от барнаульских организаций трудящихся.

 

270 километров

 

20 ноября 1941 года на 10 железнодорожных эшелонах дивизия выбыла в Чебсарский район Вологодской области, в состав 59-й резервной армии. Части дивизии с 1 по 29 декабря проходили учебу, отрабатывали вопросы огневого дела и освоение тактики ночного боя. После почти месячной боевой подготовки, 5 января 1942 года, дивизия была переброшена железнодорожными эшелонами на Волховский фронт.

 

Конники на себе испытали проблемы слабой сети коммуникаций на северо-западном направлении и суровую зиму 1942 года. Выгрузившись на станциях Большой Двор и Дыми, к фронту дивизия двигалась пешим ходом по глубокому снегу. Пройти предстояло более 270 километров. Все боеприпасы и фураж транспортировалось лошадьми на вьюках-седлах. 23 января 1942 года 87-я кавалерийская дивизия вошла в 13-й кавалерийский корпус 2-й ударной армии и начала подготовку к вводу в прорыв в первом эшелоне ударной группы.

 

Прорыв немецкой обороны

 

В ночь на 25 января 13-й кавалерийский корпус переправился через Волхов и утром 26 января начал наступление на Любань.

 

В первые дни наступления 87-й кавалерийской дивизией были освобождены деревни Ольховка, Вдицко, Новая Деревня. Перехвачена грунтовая дорога Любань – Новгород. В Новой Деревне конники 241-го конного полка разгромили штаб немецкой 215-й пехотной дивизии. Противник отчаянно сопротивлялся. Боевые порядки нашей конницы подвергались беспрерывными налетами немецкой авиации, которая, снижаясь до 100 метров, расстреливала из пулеметов и бомбила коноводов, отдельных всадников и наступающих кавалеристов.

 

Удар в направлении Чудского Бора не принес ожидаемого результата. Наступление кавалерии было остановлено в районе деревни Ручьи. Атака 87-й кавалерийской дивизии была встречена упорным сопротивлением немецких ДЗОТов и автоматчиков. Противник переходил в контратаки при поддержке танков и бронемашин. Неся потери, под непрерывным огнем минометов и автоматических пушек противника кавалеристы вынуждены были отойти на исходный рубеж.

 

В этом бою погиб младший лейтенант Леонид Каретников, командир пулеметного взвода. Его взвод станковых пулеметов двое суток отбивал вражеские контратаки.

 

В ночь на 4 февраля 1942 года, части кавалерийской дивизии получили новую задачу. Предстояло отойти из района Ручьев боевой участок 191-й стрелковой дивизии и начать выдвижение на запад – в направлении реки Оредеж и станции Тосно, углубляя прорыв 2-й ударной армии.

 

Эх вы, кони

 

В поселке Сиверский находился штаб немецкой 18-й армии. Для ликвидации прорыва на Тосно противник спешно стал перебрасывать на этот участок фронта подкрепления. Со стороны Вырицы и Лисино-Корпуса в бой вступил 183-й эстонский пехотный батальон, из Луги прибыл 638-й пехотный полк дивизии литера А. Штабом 13-го кавалерийского корпуса перед дивизией была поставлена задача – к утру 12 февраля овладеть селом Конечки. Сильно измотанные части дивизии вынуждены были около 6 км пробивать дорогу собственными силами по лесным просекам. Толщина снежного покрова достигала одного метра. Если конница с большим трудом, но все же могла двигаться просекой в колонне по одному, то для артиллерийских и станковых пулеметных подразделений, которые были на колесных установках, просека без соответствующей ее расчистки оказалась непроходимой.

 

Тогда артиллеристы, вооружившись чем только можно – топорами, пилами, клинками, стали метр за метром прокладывать дорогу и продвигать орудия, минометы и станковые пулеметы. Чтобы скорее выдвинуться на передовые позиции и поддержать наступление частей, им приходилось разбирать 45-мм пушки, отделять станки от пулеметов, разбирать минометы и везти их на санях и на вьюках, нести на руках – как только можно было.

 

Ценой больших усилий 241-й и 244-й кавалерийские полки к 18.00 11 февраля 1942 года без поддержки артиллерии и станковых пулеметов вышли к полотну железной дороги, что 4 км северо-западнее Большой Еглинки, и атаковали южную и юго-восточную окраину села Конечки. 2-й эскадрон 241-го кавалерийского полка (командир эскадрона старший лейтенант Меньшенин) в результате атаки захватил на юго-восточной окраине села Конечки пять жилых домов. Завязался уличный бой между группой Меньшенина и противником. Будучи не поддержан станковым пулеметным огнем, Меньшенин, под давлением численно превосходящего противника более чем в три раза, стал отходить на северо-западную опушку леса, оставив занятые им пять домов.

 

Кони, истощенные и переутомленные, падали на каждом шагу и не обеспечивали вывод на огневые позиции ни артиллерии, ни пулеметов, ни минометов. Личный состав 241-го и 244-го кавалерийских полков все время проводил в снегу, не имея возможности обогреться и отдохнуть.

 

Противник упорно удерживал село Конечки, сосредоточив против частей дивизии сильный минометный, артиллерийский и автоматический огонь. Кавалерийские полки после неудавшихся атак села Конечки перешли к обороне.

 

После длительных боев на стабилизирующимся фронте под селом Конечки дивизия потеряла убитыми и ранеными с момента ввода в прорыв 2235 человек. Погибли комиссар 236-го кавалерийского полка Алексей Алексеевич Рыкалов, командир 244-го кавалерийского полка майор Николай Васильевич Дорофеев. При налете авиации противника был ранен начальник штаба дивизии подполковник Георгий Михайлович Ефремов. 16 февраля 1942 года в бою за село Конечки тяжело ранен исполняющий обязанности начальника штаба 236-го кавалерийского полка капитан Мигалин.

 

Выход из окружения

 

Подтянув резервы, немецкое командование 15 марта начало боевые действия по окружению частей 2-й ударной армии. Немецкие части 20 марта перерезали 12-километровый коридор, связывающий 2-ю ударную армию с основными силами Волховского фронта. 26 марта коридор вновь был пробит и восстановлены коммуникации 2-й ударной армии. Воспользовавшись этим, 13-й кавалерийский корпус начали выводить из окружения.

 

В ночь на 9 мая 1942 года 87-я кавалерийская дивизия передала полосу обороны 25-й отдельной стрелковой бригаде и вывела свои части в район деревни Поддубье. Марш совершался в исключительно трудных условиях. Лошадей, способных везти всадника, а тем более тянуть материальную часть, в дивизии не было. Личный состав был уставшим и истощенным. Идти приходилось по бездорожью, вызванному весенней распутицей, неся на себе вооружение, боеприпасы, вещевое имущество, и вручную катить пушки на протяжении 13 километров до станции Радофинниково.

 

Проходя район Мясного Бора, части кавалерийской дивизии подверглись беглому артиллерийскому обстрелу противника. Потерь среди личного состава не было. К 16 мая 1942 г. почти все части корпуса вышли из окружения за Волхов на восточный берег реки, и он был выведен в резерв Волховского фронта. 2 июня 1942 года “горло” у Мясного Бора вновь перекрыли немцы. Связь со 2-й ударной армией снова была нарушена…

 

Олег Зимин,

 

военный историк

 

 



Все права принадлежат
АНО "Редакция газеты "Тосненский вестник".
Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности
2023

© Все права принадлежат АНО "Редакция газеты "Тосненский вестник". Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.