Реклама партнёра

Сколько секунд понадобится пожарному-отличнику, чтобы надеть боевую одежду и быть готовым к выезду на пожар? За сколько минут полностью расходуется трехтонная бочка воды? Почему пожарная машина никогда не приезжает на место происшествия пустой? Чем занимаются пожарные, когда нет пожаров?

Об этом и многом другом накануне Дня пожарной охраны «Тосненский вестник» поговорил с начальником 86-й пожарно-спасательной части Дмитрием Арашиным.


Начальник 86-й пожарно-спасательной части старший лейтенант внутренней службы Дмитрий Арашин в профессии с 2007 года. Родом он из Гатчинского района и службу свою начинал в Гатчине. В пожарную охрану пришел, когда ему не исполнилось еще и 19-ти. С октября 2019 года работает в Тосно, хотя и живет в Санкт-Петербурге.

Попробовал – и затянуло

– Дмитрий Вениаминович, первый вопрос самый банальный – почему в столь юном возрасте выбрали именно эту профессию?

– По совету друзей, которые уже были пожарными. Заинтересовали их рассказы, решил попробовать, а потом, как говорится, затянуло и вот – до сих пор не отпускает.

– Говорят, что профессия пожарного – именно для молодых. Это так?

– По большому счету, да. У нас на пенсию выходят в 45 лет. Правда, и после, если позволяет здоровье, можно заключить контракт на год или на пять лет. Но чаще люди уходят. Согласитесь, в двадцать лет гораздо проще переносить физические нагрузки, чем когда у тебя за плечами неплохой такой уже опыт.

Ребята приходят с горящими глазами, полные энтузиазма. В большинстве своем это немножко альтруисты, которые хотят помогать людям. Некоторые идут за адреналином. Ну а уже дальше, набираясь профессионального опыта, каждый для себя решает, готов ли он к непростой судьбе пожарного.

– На определенном этапе много людей отсеивается, уходит?

– Да, текучка есть. Люди уходят по разным причинам. Кто-то не выдерживает нагрузки – физические, психологические, моральные. Кто-то понимает, что с этой профессией ему вообще не по пути, далек он от нее. Может быть, более гуманитарного склада человек. Все-таки творческим людям приходится здесь тяжелее. Хотя у нас, например, в коллективе много таких: кто-то занимается пением, кто-то рисованием. В общем, остаются те, кто пришел в профессию с полным пониманием дела.

50 метров – 16 этажей

– Что сегодня представляет из себя 86-я пожарно-спасательная часть – всем нам хорошо известная пожарка на пересечении проспекта Ленина и шоссе Барыбина?

– Наше пожарное депо построено в 1968 году. В пожарной части трудятся 53 человека. При этом мы всегда ждём и приглашаем на службу молодых людей, готовых служить родине и спасать людей.

В нашем распоряжении восемь единиц техники различного назначения: есть обычная – для пожаротушения, есть специальная – для тушения высотных зданий и спасения с высоты (две автолестницы – 30 и 50 метров). Самый высокий дом в Тосно 16 этажей, и у нашей 50-метровой лестницы предельная высота как раз 16 этажей.

На боевое дежурство ежедневно заступает три единицы техники. Боевой расчет на каждом автомобиле – четыре человека. Трудятся люди сутки через трое.

– В Тосненском районе три пожарные части: в Тосно, а еще в Любани и в Никольском. Соответственно, у вас есть разграничение зон ответственности. В каких границах находится ваш участок?

– В сторону Москвы наш район выезда ограничивается селом Ушаки, в сторону Петербурга – до Ульяновки. На востоке района мы отвечаем за территорию вплоть до Шапкинского поселения, на западе – до Лисинского. Самая удаленная точка выезда – Радофинниково, до которого мы движемся около часа. Но там есть добровольная пожарная команда, которая активно нам помогает.

Почти как в школе

– В соцсетях часто пишут под постами о пожарах: «Опять приехали без воды». Развейте этот миф – ведь такого не бывает?

– Конечно, не бывает. Ежедневно утром заступающий караул принимает пожарно-техническое вооружение, автоцистерны, которые стоять пустыми не могут. Скажу больше, нам запрещено даже после тушения пожара возвращаться в подразделение без воды. Едешь обратно в часть – найди ближайший источник воды и заправься. Потому как в любой момент тебя могут перенаправить на другой пожар.

Почему же существует такой миф? Люди думают, что воды в цистерне безгранично, а между тем емкости в основном рассчитаны на три тонны. При стандартной подаче из двух стволов этот объем выливается за пять минут. Один ствол подается на тушение, в очаг. Другой чаще всего на защиту соседних строений. Пока работает первая машина, вторая ищет водоем, любой источник воды поблизости, чтобы обеспечить бесперебойную подачу. В какой-то момент кому-то и может показаться, что мы приехали без воды, но, повторюсь, это исключено.

– Еще один миф – пока нет пожара, вы в части дурака валяете, в домино играете.

– И тоже неверно. У нас есть утвержденный распорядок дня, где прописаны учебные часы: ежедневно четыре часа теории, час практики и час физической подготовки. Шесть часов люди постоянно заняты обучением и совершенствованием. Почти как в школе – есть методический план, по которому мы и работаем. Он расписан на год и ежесуточно пожарные получают новые знания и восполняют старые.

– Теория и физподготовка – это понятно. А что включает в себя практика?

– Отрабатываем навыки работы с пожарным оборудованием, с пожарными цистернами. Ну а самое элементарное и понятное – тренируемся надевать боевую одежду. Есть определенные нормативы. На пятерку, например, боевку надо надеть за 24 секунды.

– А есть ли нормативы по времени прибытия на пожар?

– Да, конечно, есть регламент. В течение 10 минут должны прибывать по городу, по сельской местности – в течение 20 минут. По поводу Радофинникова, повторюсь, очень сильно помогает добровольная пожарная команда.

– Почему на пожар, даже самый скромный, выезжают всегда минимум две машины?

– Действительно, вне зависимости от того, что горит, на пожар едут две автоцистерны. Во-первых, в пути что-то может произойти и подтягивать дополнительную технику будет долго. Во-вторых, заявитель ведь не может в полной мере оценить весь характер и масштаб происшествия. А две единицы техники смогут решить боевую задачу достаточно обширного объема.

Что самое страшное?

– Наверное, немного глупый вопрос, но все же спрошу. Ведут ли пожарные статистику: сколько за плечами пожаров, сколько на счету спасенных жизней?

– Нет, думаю, вряд ли кто-то этим занимается Вообще, среди пожарных довольно много людей скрытных, не особо разговорчивых на эти темы, людей, так сказать, в себе. Многого ребята не рассказывают. Бывают праздники, бывает, собираемся узким кругом. Вот там уже можно раскрыть какие-то эмоции, рассказать, у кого какие бывали случаи.

– Какие случаи самые страшные?

– Вы знаете, наверное, самое страшное в нашей профессии, когда есть подозрение, что в задымленной зоне находятся дети. А когда ты находишь ребенка, когда берешь на руки и несешь к машине скорой помощи… Чувства такие… Ну их ни с чем не сравнить и словами не передать.

Зачастую красоты у нас мало и романтика нашей профессии – только в кино. Все кругом в копоти, не очень-то красиво и романтично. Туда, куда мы выезжаем, там у людей горе. Даже если обошлось без жертв, все равно пожар – это беда.

– Тогда как абстрагироваться от этого горя, ведь очень трудно ежедневно пропускать через себя отрицательные эмоции?

– Единой для каждого схемы, наверное, не существует, каждый находит выход для себя. Но могу сказать, что у нас есть психологическая служба, и это помогает. Если есть трудности, всегда можно обратиться за помощью. В любом случае необходимо отпустить ситуацию и работать дальше.

– Как себя психологически переломить и войти в горящее, задымленное помещение или даже близко подойти к огню? Ведь это на самом деле страшно.

– Честно говоря, даже не знаю, как это происходит. Может, на адреналине. А еще большую роль играет уверенность в своих коллегах, которые рядом. Плюс уверенности придает наша боевая одежда, которая защищает от огня. На фоне всего этого ты идешь вперед, делаешь свою работу, достигаешь поставленной цели: войти в полностью задымленный дом, найти очаг горения. Зачастую это происходит в полной темноте и человек действует даже не на ощупь, а по наитию, по ощущениям.

Дни тяжелые и легкие

– Тяжелые сутки для пожарного – это какие?

– Даже не надо далеко ходить – прошлая суббота. Сейчас идет пал травы. Начался дачный сезон, люди бесконтрольно жгут костры, поджигают траву. Сколько ни говори, что это нецелесообразно, опасно и приносит большой вред, люди зачем-то продолжают это делать.

Так вот, в прошлую субботу только по поводу пала травы в Тосненском районе было зафиксировано 30 вызовов. Выезжал и наш личный состав. Возвращаясь, ребята успевали выпить чаю и снова ехали на вызов. Так продолжалось всю смену, а в пять утра они поехали на тушение дачного дома. Обратно вернулись к окончанию смены, к восьми утра. Вот и представьте их физическое состояние, когда они поспали часа три и то урывками.

– А что для пожарного, наоборот, лучший, идеальный рабочий день?

– Здесь все просто. Заступили на сутки, приняли чистую технику, позанимались, пообедали. Сходили на физподготовку. Дежурный наряд остался, а остальные отправились в комнату отдыха. Утром встали по распорядку дня, позавтракали, помыли полы. Передали такую же чистую технику коллегам и поехали домой. Вот только нечасто выпадают такие идеальные дни.

Фото Евгения Асташенкова / Тосненский вестник


Чтобы узнавать новости быстрее остальных, вступайте в наши группы в социальных сетях ВКонтакте, Телеграм.

Реклама партнёра

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.