Реклама партнёра

Почти месяц в окрестностях посёлка Рябово охотились на волка-убийцу. В конце января хищник вышел к многоэтажным домам, схватил беззащитного кота и утащил бедолагу куда подальше. Домашнего питомца местной жительницы найти так и не удалось (даже косточек). А вот зубастого поймали.

Об этом, а также о том, почему дикие животные выходят к людям, кто и как на них охотится, как вообще живётся зверью в зимнем лесу, мы поговорили с ведущим специалистом Северо-Западного отдела комитета по охране, контролю и регулировании использования объектов животного мира Ленинградской области Тимуром Сидоровым.


Без преувеличения, Тимура Сидорова знает каждый, кто хоть раз выходил в тосненские леса с ружьём или винтовкой. Лесом и его обитателями Тимур занимается практически всю жизнь. Впервые в охотничье хозяйство он пришёл в 1995 году. Начинал егерем, сейчас трудится охотинспектором.

На сегодняшний день в Северо-Западный отдел областного комитета по животному миру, ведущим специалистом которого является Тимур Николаевич, входит пять районов: Тосненский, Кировский, Всеволожский, Приозеркий и Выборгский.

В Тосненском районе за судьбу каждого дикого зверя и отвечает наш сегодняшний собеседник. Его касается любое событие, которое происходит с дикими животными. Вышел к деревне волк, ходят рядом с дорогой кабаны, сбил автомобилист лося, заметили местные жители в лесу браконьеров – в любое время дня и ночи эта информация поступает к Тимуру.

Рядовое событие

— Так было и с рябовским волком. Как только к нам поступила информация о том, что в посёлке хищник задрал кота, на место выехали егеря и в ту же ночь пошли по его следам. Волк тогда, к сожалению, успел уйти, но егеря ещё несколько раз выходили на место и пытались его добыть.

Я был на месте на следующий день, после ещё раз встречался с местными жителями – у нас получился небольшой импровизированный митинг. Конечно, люди были обеспокоены случившимся, мы им объяснили, что работа ведётся, попросили не отпускать домашних животных на самовыгул. После пришло ещё несколько обращений – например, волк попал на камеры видеонаблюдения в одном из садоводств массива «Рябово-Хутора» (это на противоположной стороне Московского шоссе).

На тропах, которыми ходил хищник, егеря установили специальные орудия лова. В одно из них и угодил наш волк. Его нашли вечером 11 февраля специалисты охотхозяйства «Фауна». Волк – самец. По степени стёртости зубов, предположительно хищник старый, возможно в силу возраста его изгнали из стаи. Так что, жителям посёлка Рябово можно спать спокойно.

— А по каким признакам можно понять, что это тот самый волк, который набедокурил в Рябове?

— Ну, стопроцентной гарантии, конечно, никто не даст, всякие могут быть случайности. Но по следам, которые разведали егеря, понятно по каким тропам ходил хищник. На одной из троп он и угодил в ловушку. Так что вероятность очень большая.

— Понятно, что и раньше дикие звери выходили к жилым домам. Вот только такого резонанса это не вызывало. Сегодня каждое событие попадает в интернет, соответственно, и реагируют люди гораздо острее. Отсюда вопрос: выход волка в городскую среду – это действительно ЧП?

— На самом деле это рядовое событие. Дикие животные постоянно заходят в населённые пункты, причём, в любой стране мира. В интернете сколько угодно видео, где лоси, кабаны, те же самые волки выходят в населённые пункты.

Сейчас в лесу тяжело для волка – и с едой, и передвигаться по большому снегу. При этом основные стаи всё равно находятся в глубине леса. Ну а некоторые особи понимают, что в деревне проще: не надо никого выслеживать, не надо бегать по шею в снегу. Пришёл в деревню, схватил безобидную кошку, поел.

Придёт серенький волчок

— Местные жители, которые давно живут недалеко от леса, наверное, привыкают к этому и относятся к таким случаям более-менее спокойно?

— На самом деле, нет. Волков очень боятся. Это уже на инстинктивном уровне. В детстве всех нас как пугали? Придёт серенький волчок! Ну либо в милицию заберут. А бояться, по сути, нечего. Потому как дикое животное за всю историю сосуществования с нами выработало понимание, что любая встреча с человеком может закончиться потерей шкуры. Это у них генетически заложено. Да и за объект питания они нас не принимают. Поэтому на людей дикие звери всё-таки не нападают и стараются держаться подальше. Даже возьмите случай с рябовским волком. Ведь к домам он вышел, когда вокруг не было ни души. Видео люди снимали с балкона, издалека.

Ну и главный аргумент. Я в охотхозяйстве с 1995 года. Ни на моей памяти, ни до меня в историческом периоде случаев нападения диких животных на людей не было. Вот домашние собаки нападали на людей, а волки, медведи, лоси нет.

При этом волка, если его становится слишком много, необходимо уничтожать, регулировать численность.

— В тосненских лесах в этом году много волков?

— В этом значительно меньше, чем в прошлом – это однозначно. Тогда действительно был какой-то аномальный всплеск, но мы его ликвидировали. В прошлом году только «Фауна» добыла 27 волков, одиннадцать было добыто Ленинградским обществом охотников и рыболовов, два хищника Царскосельским охотничьим клубом. В нынешнем году «Фауна» добыла трёх особей и на этом пока всё.

— Одной из причин того, что волки выходят в населённые пункты, вы назвали тяжёлые условия в лесу. Что имеется в виду?

— Снег. В этом году обильные снегопады. Снежный покров очень большой и тяжёлый. В обычную зиму снег упал, подтаял и сел. И так слой за слоем. Тогда он становится плотным и можно спокойно передвигаться. Ну а когда валит без оттепели – получается полметра рыхлости. Встал и провалился по пояс.

Лосям попроще, а вот волкам, лисам, кабанам тяжело. Получается, они проваливаются до земли. В таких условиях хищнику особо за добычей не побегать. Что они делают в таких случаях? Сокращают свои суточные маршруты, ну и понятно, что голодают. Выживает, кто как может.

Здесь отмечу, что страдают от нынешних снегопадов не только животные, но и люди. Сейчас учётчики ведут зимний маршрутный учёт. Это молодые, спортивные парни, но они просто изнемогают.

— Что такое зимний маршрутный учёт?

— Говоря по-простому – это перепись лесного населения. Существует утверждённая и проверенная временем методика, которая позволяет с высокой долей вероятности определить, сколько и какой живности находится на конкретной территории.

Методика достаточно сложная, главное здесь знать, что на территории Тосненского района, Ленинградской области и всей страны разработана постоянная маршрутная сеть. По этой сети каждый год и ходят учётчики. В первый день они затирают все следы на маршруте, через сутки идут снова и фиксируют все появившиеся следы и места пересечения этих следов. После с помощью специальных сложных формул высчитывается количество зверей на определённом участке.

Добавлю, что зимой в лесу также происходит прикормка животных. В основном, она касается лосей и кабанов.

Паники быть не должно

— Считается, что сейчас зверей в лесах стало гораздо меньше, чем раньше. Это правда?

— Вовсе нет. Численность лосей точно растёт, по волкам цифра всегда примерно стабильная, популяция кабанов развивается достаточно скачкообразно.

— То есть паники, мол, в наших лесах не осталось зверя, быть не должно?

— Абсолютно нет. У нас есть общая проблема по зайцу. Многие десятилетия популяция зайца крайне низка. Не могу сказать точно, с чем это связано, возможно, в своё время была какая-то эпидемия.

Из-за африканской чумы свиней мы вынуждены сокращать численность кабана. Это необходимо делать. Если в природе вдруг возникнет вспышка, она не должна перекинуться на свиноводческие предприятия. Истребить африканскую чуму свиней крайне проблематично. У ветеринаров нет от неё вакцины, да и методов лечения нет. При этом вирус этот довольно долго содержится в почве и очень агрессивен к кабанам.

Повторюсь, лося в лесу прибавилось, а в остальном всё примерно стабильно.

— Под конец нашего разговора задам вопрос не о зверях, а о людях – о браконьерах. Насколько большая, скажем так, их популяция?

— Браконьеры были, есть и, наверное, будут всегда. Отмечу, что справляться с ними стало сложнее. В лес сейчас идут хорошо технически вооружённые люди. У них есть мощные и дорогие тепловизоры, прицелы с видеофиксацией, высоко проходимый транспорт. В последнее время многие ставят на нарезное оружие глушители – выстрела практически не слышно. В этом плане с браконьерами бороться стало тяжело. Но периодически мы их всё равно ловим.

Отмечу также, что люди стали более законопослушными. Здесь играет роль и наша работа, и профилактика в СМИ, в интернете. Лет десять назад охотники массово шли в лес без разрешения на добычу. Сейчас такого практически не стало. По мелочи люди стараются не нарушать.

— Тогда возникает вопрос – а зачем нарушать по-крупному? Тем более, если у человека есть возможность купить качественное ружьё с дорогой оптикой, высоко проходимую технику? Почему не потратиться на разрешения и лицензии?

— Всё просто. Зверь в лесу – это ограниченный ресурс. Квот выделяется не так уж и много и всем однозначно их не хватит. В таком случае всегда находятся люди, которым хочется получать этот ограниченный ресурс без ограничений.

Плюс к этому разрешения выдаются на команду из 15-20 человек. И одно дело, когда ты делишь лося на 15-20 человек и совсем другое, когда этого же лося делишь на двоих.

Фото Евгения Асташенкова / Тосненский вестник и Вадима Гончарова


Чтобы узнавать новости быстрее остальных, вступайте в наши группы в социальных сетях «ВКонтакте», Instagram.

Реклама партнёра

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.