По статистике ООН, 15 % населения Земли имеют разную степень инвалидности. Это порядка миллиарда человек. Между тем общество все еще учится принимать людей с особенностями развития и взаимодействовать с ними.

Шагать навстречу

В 2012 году Россия ратифицировала Конвенцию по правам инвалидов, на государственном уровне поддержав социальную философию инклюзии — реального включения в активную общественную жизнь людей, имеющих трудности в физическом развитии или ментальные особенности.

Программа «Доступная среда» трансформирует городское пространство для жителей с особыми потребностями. Закон об образовании РФ дает право любому ребенку учиться в любом образовательном учреждении по выбору родителей. В трудовом законодательстве прописано право на сопровождаемое трудоустройство инвалидов и квоты рабочих мест.

Однако инклюзия — это не только пандусы, тьюторы, адаптированные учебные программы, но и отношение окружающих — одноклассников и их родителей, соседей, коллег. И это пока остается большой проблемой.

«Общество еще не готово принимать особенных членов, — говорит Алексей Блинов, папа девочки с аутизмом из деревни Новосиверской Гатчинского района. — Алина на домашнем обучении, со сверстниками контактирует нечасто. Но и в этих редких случаях мы наблюдаем косые взгляды и слышим обидные реплики».

Начинать с семьи

В семье Блиновых уверены: негативный посыл часто идет от взрослых. Если у них самих нет знания и понимания, как общаться с людьми с инвалидностью, то и детей они этому научить не могут. Встретив особенного ребенка (например, во время прогулки) и не зная, как себя вести в такой ситуации, окружающие «выпускают колючки».

Психологи такой негатив и даже агрессию общества объясняют ксенофобией. Это боязнь чужого, страх перед тем, кто отличается от тебя. Он, кстати, срабатывает не только на людей с инвалидностью. На любое отличие — другой цвет кожи, необычную внешность или поведение. Если тебе страшно, ты защищаешься. Как? Чаще всего — нападая.

Проверенный вариант снять страх — дать исчерпывающую информацию о незнакомом объекте. Родители Алины Блиновой считают, что рассказывать об особенных членах общества нужно на родительских собраниях в детских садах. Чтобы мамы и папы поняли и внушили своим малышам: лишняя хромосома или инвалидное кресло — не повод для отторжения. Более того, у ребят с инвалидностью есть чему поучиться.

Так, Алина — талантливый художник. Выставка ее картин с успехом прошла в Доме дружбы Ленобласти, потом переехала в Дом культуры в Белогорке. «Экспозиция была организована при поддержке администрации Сиверского городского поселения, и это важный шаг в развитии инклюзии. Посмотрев картины, люди просили разрешения прийти к нам в гости, узнать об Алине больше», — делится папа юной художницы.

7583 школьника с ограниченными возможностями здоровья или инвалидностью в прошлом учебном году обучались вместе с детьми без нарушений в развитии в общеобразовательных школах Ленобласти

Дружить без преград

В Колтушах Всеволожского района работает спортивный клуб имени Рафаэля Зиновьева. Он назван в память о мальчике — первом капитане первой в области команды детского следж-хоккея (это аналог хоккея с шайбой для людей с инвалидностью).

«В клубе тренируются три категории юных хоккеистов: мальчики 3-7 лет, девочки 8-16 лет и команда следж-хоккея. Это позволяет переступить барьеры в коммуникации, — говорит директор АНО «Центр социального и спортивного развития «Амалиэль» Дмитрий Зиновьев. — Спортом занимается 71 ребенок, из них 16 ребят — с ограниченными возможностями здоровья. Мероприятия мы стараемся проводить для всех групп сразу, тем самым учим детей дружить и поддерживать друг друга, несмотря на особенности развития».

Работа по вовлечению детей с инвалидностью в социум должна вестись на всех уровнях, включая государственный, уверен руководитель АНО. Воспитывать толерантность необходимо со школьной скамьи. В ряде регионов России практикуются «Уроки доброты». Хорошо бы и в Ленобласти разработать аналогичную программу.

«Мы организовывали в Кингисеппе игру по следж-хоккею. Поначалу наше предложение встретили настороженно. Но когда партнеры узнали о нашей команде Red Rocket больше, от непонимания не осталось и следа. Игра прошла на ура! На следующий выезд нас уже ждали с радостью. Чем больше личных контактов, общения — тем меньше преград», — объясняет Дмитрий Зиновьев.

Тиражировать опыт

«Некоммерческие организации, благотворительные фонды, реализующие программы помощи детям и взрослым с инвалидностью, чувствуют поддержку властей Ленинградской области. Полноценная жизнь таких наших сограждан — комплексная задача. Мы плотно взаимодействуем с комитетами по социальной защите, по образованию. Социально ориентированные проекты поддерживаются грантами губернатора Ленинградской области», — говорит председатель регионального отделения Всероссийской организации детей-инвалидов и инвалидов старше 18 лет, нуждающихся в представительстве своих интересов (ВОРДИ), Оксана Громова.

В регионе немало успешных инклюзивных практик. В Киришах работает фонд «Ангел надежды», в Гатчине — семейный клуб «Акуна Матата». Список можно продолжать.

«Этот опыт нужно тиражировать, чтобы аналогичные проекты работали во всех районах, — полагает Оксана Громова. — Безусловно, нужно больше заниматься развитием доступной среды. Тогда семьи, в которых воспитываются дети с инвалидностью, будут чаще появляться на людях. А чтобы общество их правильно воспринимало, требуется большая просветительская работа».

Все собеседники «Ленинградской панорамы» настаивают на важности своеобразных памяток или инструкций о правилах общения с особенными членами общества. Эффективными также будут видеоуроки и короткие ролики. Их следует демонстрировать по телевидению, а также показывать в общественных местах, социальных центрах, учреждениях здравоохранения.

Людмила Кондрашова

Фото из архивов героев публикации

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.