Как вести себя с человеком, который привился от ковида? От него можно заразиться? А сам он может заболеть? И зачем нам так много вакцин от одной болезни? Эти и другие вопросы корреспондент «Российской газеты» задала директору Иркутского научно-исследовательского противочумного института Сибири и Дальнего Востока, доктору медицинских наук, профессору Сергею Балахонову.

А маски снимать не надо

Сергей Владимирович, для чего нужно разрабатывать большое количество вакцин от коронавирусной инфекции?

Сергей Балахонов: Профилактическая вакцинация против COVID-9 в ситуации пандемии однозначно необходима. А разнообразие научных подходов к этому вопросу — опять же мировая практика. Мы не знаем какая платформа будет самой эффективной, безопасной и доступной для населения. Испытания покажут.

Хорошо, поставили человеку прививку от коронавирусной инфекции. Дальнейшие исследования показывают, что у него вырабатываются антитела, значит есть иммунитет. Означает ли это, что можно не носить маски?

Сергей Балахонов: Не существует вакцин со стопроцентной защитой от инфекции. В мировой многолетней практике работающей и допустимой для массового применения считается вакцина с показателем эффективности более 50 процентов.

Значит, инфицирование все же может произойти?

Сергей Балахонов: Большая доза возбудителя, попавшая в организм вакцинированного, может, в частности, вызвать так называемый прорыв иммунитета. Так что вероятность заражения есть и для вакцинированных. Другое дело, что привитый человек перенесет заболевание в легкой форме.

Вероятность заражения есть и для вакцинированных. Другое дело, что привитый человек перенесет заболевание в легкой форме

В период пандемии все же не стоит пренебрегать мерами индивидуальной защиты. Особенно в многолюдных местах, закрытых помещениях и общественном транспорте.

Скажите, а привитый человек может быть опасным для не привитого?

Сергей Балахонов: От того, что человек получил прививку он не становится заразным. Ну, только если все-таки позже он не заболел.

Однако я полагаю, что не привитый также может представлять опасность для привитого. Вдруг один другому прямо в лицо чихнет? Это я про прорыв иммунитета. Поэтому советую всем соблюдать социальное дистанцирование и носить защитные маски.

Есть противопоказания

Какие реакции на вакцинацию считаются нормальными?

Сергей Балахонов: Для начала надо знать о противопоказаниях к вакцинации. Например, это недавно перенесенные инфекционные заболевания.

Беременность, детский и пожилой возраст, аллергическая непереносимость компонентов вакцины.

Непосредственно после вакцинации может фиксироваться кратковременное повышение температуры тела, небольшое недомогание, зуд и жжение в месте укола. Об этих симптомах обычно предупреждает врач.

А как определить, что иммунитет к инфекции, от которой привился, закончился? Анализы на антитела сдавать?

Сергей Балахонов: Массовые вакцины, которые сейчас применяются, уже давно хорошо изучены. Сроки завершения их защитного действия определены испытаниями и многолетней практикой их использования.

То же самое произойдет и с вакцинами от SARS-Cov-2. По результатам испытаний на добровольцах будет определено время действия иммунитета. Это могут быть самые разные периоды. К примеру, прививка от оспы ставится однократно и «работает» всю жизнь. От столбняка также делается однократно, в детстве. А потом, уже во взрослом возрасте, проводится ревакцинация один раз в 10 лет.

Профессор Сергей Балахонов уверен, в условиях любой пандемии надо создавать множество разных вакцин. Фото: Евгений Козырев.

Учебное пособие для иммунитета

Поясните, пожалуйста, в чем разница между вакциной Спутник V, которая уже проходит третий этап испытаний, и вновь зарегистрированной вакциной научного центра вирусологии и биотехнологии «Вектор»?

Сергей Балахонов: В основе вакцины Спутник V лежит аденовирусный вектор. Он безопасен и не может размножаться в организме человека. Это технологическая платформа вакцины.

С помощью высокотехнологичных методов генной инженерии к вектору присоединяются фрагменты генома возбудителя коронавирусной инфекции, определяющие синтез иммуногенных белков патогена. Которые, собственно, и влияют на выработку иммунитета привитого человека. Этот подход широко известен и применяется многими разработчиками вакцин против самых разных инфекционных болезней.

Что касается вакцины ЭпиВакКорона, то она создана совершенно на иной технологической платформе. Это синтетические белки — пептиды, полностью имитирующие строение и свойства белков вируса SARS-CoV-2, отвечающих за его агрессивность, патогенность и иммуногенность. Эти пептиды называются эпитопными. Что, кстати, отражено в названии вакцины.

Вводится синтетика в организм человека и что должно произойти?

Сергей Балахонов: Иммуноглобулины, связываясь с этим белком, распознают чужака и начинают активно нейтрализовывать его. А самое главное — запоминают агрессора. И в случае проникновения реального коронавируса, незамедлительно включают все защитные функции.

То есть эта пептидная вакцина — муляж, обманка?

Сергей Балахонов: Я бы назвал ее «учебным пособием» для иммунной системы организма. Это, наверное, более точная аналогия. Причем обязательно повторение прививки для усиления иммунного ответа. ЭпиВакКорона вводится двукратно, ревакцинация проводится через 21 день.

Испытывают вакцину против ВИЧ

Существуют ли подобные «учебные пособия» против других особо опасных инфекций?

Сергей Балахонов: Пептидных вакцин, доведенных до стадии клинических испытаний, в мире не так много. В России такие разработки ведутся.

Так, к примеру, в Институте биоорганической химии РАН им. академиков Шемякина и Овчинникова была разработана синтетическая пептидная вакцина против ящура, которая обеспечивает защиту от вируса в течение года после однократной иммунизации. Также есть перспективные разработки эпитопных вакцин против гепатита С и ВИЧ. Они сейчас находятся на стадии испытаний.

Как синтезируется пептид?

Сергей Балахонов: Пептид — это биополимер, мономерами которого являются аминокислоты, соединенные в виде цепочки. «Звенья» этой искусственной цепочки копируют последовательность аминокислот реального вирусного белка. Важное значение также имеет определенная структурированность синтезируемого пептида. Это многоступенчатый процесс сложных химических реакций, требующий очень продвинутого технического оснащения.

То есть, надо полагать, и существенных финансовых вложений? Не проще ли идти уже проторенным путем и создавать вакцины на традиционных платформах?

Сергей Балахонов: Пептидная вакцина имеет определенные перспективы благодаря заявленной нетоксичности и, соответственно, биобезопасности. Ведь здесь используются химические соединения, то есть — ничего живого. Поэтому, даже теоретически, осложнения, связанные с применением векторных вакцин или «живых» вакцин (имеющие в составе живые вирусы или бактерии), исключены.

В пандемию не стоит пренебрегать мерами индивидуальной защиты. Фото: Евгений Козырев

Для стариков и детей

Поэтому ЭпиВакКорона ориентирована на детей и людей пожилого возраста?

Сергей Балахонов: Первый этап массовых испытаний все же будет проводится на группе от 18 до 60 лет. Также, по информации разработчика, позднее будет проведено отдельное пострегистрационное клиническое исследование 150 добровольцев старше 60 лет.

Почему пожилым людям и детям уделяют особое внимание при вакцинации?

Сергей Балахонов: Как правило, к сожалению, у большинства пожилых людей присутствуют хронические заболевания. Они, как уже показала пандемия коронавирусной инфекции, имеют свойство резко активироваться и обостряться при инфицировании SARS-CoV-2. Именно этим вызвана осторожность.

Дети также попадают в зону риска в связи с особенностями растущего организма и несформированностью естественного иммунитета ко многим заболеваниям. Эти возрастные ограничения — общемировая практика испытания и исследования новых вакцин.

А что вы скажете о случаях повторных заражений COVID-19?

Сергей Балахонов: В рамках исследований на уровень популяционного иммунитета населения Иркутской области, которые ведет противочумный институт, не выявлено ни одного повторного заражения коронавирусной инфекцией.

Тем временем мы имеем достоверные данные, что иммунитет, сформировавшийся после перенесенного COVID-19, определяется спустя 5-6 месяцев в достаточно высоком титре. И это вселяет оптимизм. Изучение коронавируса продолжается.

Все материалы сюжета «COVID-19. Мы справимся!» читайте здесь.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.