Реклама партнёра

Все истории о бунте подростков начинаются почти одинаково, а заканчиваются по-разному. Рассказываем о четырех периодах взросления ребенка и о том, как случайная встреча порой изменяет всю жизнь, не дав подростку уйти на опасное дно.


Первое, о чем всегда стоит помнить родителю: ребенок и тем более, подросток не обязан быть никем, кроме себя. Он не должен воплощать в своей жизни нереализованные мечты родителей. Настойчивое внимание, подавление и обесценивание желаний ребенка приводят к тому, что он начинает искать единомышленников вне семьи. А это может привести к очень опасным последствиям, когда авторитет родителей падает.

11–12 лет. Что происходит:

Ребенок взрослеет, его тело изменяется, и вместе с этим идет регресс его базовых навыков. Будущий подросток будто замирает внутренне и не понимает, что с ним происходит. Память сбоит (в голове как раз прокачиваются участки мозга, ответственные за запоминание того, что еще надо сделать), поэтому ребенок зачастую может забыть пропылесосить или позвонить бабушке.

Что делать родителям?

Развивать организационные навыки и научить ребенка оставлять ориентиры, которые подскажут, что нужно сделать, либо настроить уведомления на смартфоне о списке дел. В этом возрасте очень важно научить ребенка принимать решения, оценив все плюсы и минусы. Психологи знают, что дети, которые научились взвешивать последствия своих поступков и которых сопровождает любовь и понимание родителей, реже падают духом, почти не имеют проблем с друзьями в будущем, обладают повышенной стойкостью к тревожности и стрессовым ситуациям, а также высокую степень самоконтроля.

13–14 лет. Что происходит:

Самый эмоциональный этап в подростковом возрасте. Острая реакция на мнение сверстников и повышенная эмоциональная чувствительность берут свое. Дети в этом возрасте не могут понять, что на самом деле думают окружающие или от чего зависит их мнение. Эти навыки развиваются гораздо позже. По неокрепшей психике бьет любое исключение из социальных групп и другие способы игнорирования желаний и потребностей. В мозгу в это время формируются самые восприимчивые к нервным потрясениям участки. Способы борьбы со стрессом закладываются на всю оставшуюся жизнь.

Что делать родителям?

Любить, поддерживать, разговаривать не только про успехи в школе. Подскажите ребенку, как избегать недоброжелателей и читать язык тела других людей, чтобы понимать, что на самом деле они хотят сказать, как расслабляться, как искать занятия, которые смогут отразить его суть, дать выход тому, что есть внутри.

15–16 лет. Что происходит:

Самый рискованный период в жизни подростков. Они будто испытывают себя на прочность, желая узнать все об окружающем их мире. Чувство страха временно притупляется. Круг знакомств расширяется гигантскими темпами. Они всем хотят доказать, что они умные, самостоятельные и могут все. Подростковый максимализм ведет к бунтам и плохим компаниям, а там – рукой подать до самых разных последствий. Историй о том, насколько тонка грань между экстремизмом и желанием показать себя, очень много.

Что делать родителям?

Уважать решения ребенка, рассказывая о том, что может за ними последовать. По максимуму избегать ссор и выяснения отношений. Стараться понимать, как бы сложно это ни было. Тем подросткам, у кого есть верные друзья или понимающие родители, повезло гораздо больше, чем остальным.

17–18 лет. Что происходит:

Гибкость мозга способствует интеллектуальному развитию. Тех, кого родители накачивали знаниями и давали всестороннее образование, стремительно обгоняют сверстников. Эмоции успокаиваются, дети становятся рассудительнее. Им все еще не до конца ясны мотивы и взгляды людей в разных жизненных ситуациях, их легко обмануть и ими проще всего манипулировать. По статистике, именно повзрослевшие подростки, не понимающие, к чему ведут опасные разговоры про разные расы или о вымещении гнева на других, попадают под различные экстремистские влияния.

Что делать родителям?

Дайте ребенку понять, что вы всегда на его стороне, а не на стороне учителя, бабушки у подъезда или других взрослых. Родителям, реально помогающим своим детям разобраться в неоднозначной ситуации и доступно объясняющим подростку мотивы поступков других, несомненно, выпадет джекпот в отношениях в будущем.

Поясняем на примере

Алина рассказывает, что, когда ее сын Егор учился в седьмом классе, его оценками гордилась вся семья. Класс гитары в музыкальной школе, театральная студия и баскетбол – все это умещалось в жизни подростка, не оставляя времени ни на прогулки, ни на друзей. «Я всегда мечтал играть на гитаре, потому что в моей юности это было круто. Мы решили отдать сына в музыкальную школу, и ему нравилось. А потом он начал прогуливать уроки», – продолжает отец мальчика Вячеслав. Родители узнали об этом через несколько недель – собственная занятость не позволяла постоянно держать руку на пульсе учебы сына. Егор начал проводить время с друзьями, которые раньше не входили в круг его знакомств. Результаты учебы резко съехали вниз. Мальчик отдалялся и будто задался целью идти наперекор всему, что говорят родители. Плохая компания ввинчивала Егора в события самой разной степени опасности – от этнических драк с «иными» до граффити на поездах. Однажды мальчика привел домой полицейский, обошлось предупреждением. Родители разговаривали, кричали, упрашивали – ничего не помогало. До тех пор, пока Егор не съездил в детский дом в Каложицах по просьбе своей знакомой Ирины. Она – волонтер «Пользы», которая помогает детям-сиротам. Увидев контраст, Егор удивился. Именно эта встреча, как сам признался подросток, отвела его от участия в опасных делах, порой экстремистского характера, которые частенько организовывали его новые знакомые.

Сложный разговор родителей и ребенка привел к удобным компромиссам. Через пару лет Егор с помощью родителей основал свою некоммерческую организацию, которая помогла в учебе детям, оказавшимся в сложной ситуации, онлайн.

Не бывает плохих или хороших детей.

Есть дети счастливые или несчастные

Руководитель АНО «Радонеж» Дмитрий Сафронычев работает с детьми и подростками, включая неблагополучных, с 2017 года. Он уверен, что какими бы ни были обстоятельства, сделавшие подростка «трудным», с ним всегда можно найти общий язык.

«В нашей школе есть дети, которые числятся на особом счету. Но у нас в клубе они раскрываются, как и любые другие, мы даем им возможность проявить свои сильные качества. Разницы нет. Потому что все они хотят достигать и быть успешными. У нас нет жесткой конкуренции, дети тянутся и растут сами», – отмечает руководитель клуба.

В двух отделениях «Радонежа» под руководством пяти инструкторов обучаются около 60 детей. Основная сфера деятельности – это военно-патриотическое воспитание курсантов, но, по сути, мальчишек учат быть мужчинами – нести ответственность, уметь защищать свой мир, быть сильными и выносливыми, уметь ориентироваться при любых обстоятельствах, держать голову холодной, принимая решения, проанализировав и оценив все составляющие ситуации, работать руками, понимать мир. Курсанты клуба принимают участие в торжественных публичных мероприятиях; каждый год в День ВВС в Агалатово Всеволожского района воспитанники «Радонежа» несут почетный караул, отдавая дань памяти летчикам, погибшим при выполнении боевых заданий.

«Суть состоит в том, что работать с детьми надо начинать в младших классах. К пятому-шестому у них уже сформирован свой мир. Мы прикладываем все усилия, чтобы снизить или совсем убрать негативное влияние, вытащить их из этого. Наша задача, как я считаю, заложить правильное мировоззрение. Я не знаю, что с ними будет в будущем, жизнь у каждого будет своя, алгоритмы закладывать бесполезно, нужно вложить в них код – то самое верное мироощущение. Это не быстрый процесс. Ведь важно не то, какие дороги выбираем, а то, что заставляет нас их выбирать. То, что мы вкладываем в них сегодня, обязательно проявится, но через 5-7 лет, когда сумма их навыков перейдет в качество знаний», – рассказывает о своей методике и подходе к детям Дмитрий Сафронычев.

Руководитель «Радонежа» считает, что главное – это любовь к детям. А остальное вторично: «Если цель ясно определена, то все не так трудно. Сложных детей не бывает. Просто рецепта универсального нет, ведь каждый подросток в своей ситуации находится. Есть дети счастливые, а есть дети несчастливые. Надо человека услышать и найти общий язык – с этого начинается любое взаимодействие», – уверен Дмитрий Сафронычев.

Деятельность АНО «Радонеж» по работе с подростками не раз была поддержана и со стороны Фонда президентских грантов, и правительством Ленобласти.

Как можно получить деньги на свой социальный проект?

Перспективные социально-ориентированные проекты находят поддержку на региональном уровне. Например, только комитет по печати Ленинградской области оказывает финансовую помощь в реализации 44 проектов НКО в 2020 году. Экспертный совет во время конкурсного отбора с особым вниманием относится к проектам, которые воспитывают уважение и терпимость, борются с проявлениями экстремизма и терроризма в молодежной среде.

«На местах жители Ленобласти гораздо лучше знают цели и боли поселения. Они действуют своими силами, и, когда могут рассчитывать на региональную поддержку, конечно, работа становится гораздо масштабнее. Сегодня перечень направлений проектов, реализация которых может быть поддержана, очень широкий, будь то развитие молодежи или поддержка ветеранов. Главное, чтобы программа имела перспективу и вовлекала все больше и больше заинтересованных», – рассказывает начальник отдела социальных коммуникаций комитета Александр Зеленин.

По его словам, объем государственной поддержки НКО из регионального бюджета в 2020 году составил более 34 миллионов рублей. Масштаб – от работы внутри муниципалитета до охвата всего региона. Это как онлайновые, так и офлайновые проекты. «Наша цель – определить действительно важные направления, которые изнутри, на местах, делают Ленинградскую область лучше», – утверждает чиновник.

Соня Томбер

Реклама партнёра

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.