Итоги пандемии. Первое приближение

Александр Михайлович, как первые месяцы пандемии затронули регионы Северо-Запада?

Александр Ходачек: Вы знаете, ситуация более ли менее нормальная. Если мы сравним итоги первого квартала в регионах СЗФО, то увидим, что показатели не ниже 2019 года. Снижение зафиксировано только в строительном комплексе.

По данным за четыре месяца ситуация ухудшилась. Естественно, что падение зафиксировано в отраслях, которые попали под ограничения. Это сфера услуг, непродовольственная торговля, туризм, гостиничный и ресторанный бизнес. Но, например, в АПК ситуация другая, там работы не прекращались. Сейчас для регионов с развитым сельским хозяйством привлекательна тема экспорта сельхозпродукции. Успешно работают в этом направлении Калининградская и Ленинградская области, экспортирует свою продукцию ряд хозяйств Вологодчины, Псковской и Новгородской областей.

Наиболее пострадавшие — это моногорода и небольшие поселки, где основные работодатели, малый и средний бизнес, попали под режим ограничений. Там восстановление во многих случаях будет невозможно, и мы увидим череду вынужденных банкротств, закрытия предприятий и организаций.

Что может ждать регионы-доноры? Смогут ли они сохранить свой статус без поддержки федерального центра?

Александр Ходачек: Поддержка уже идет в рамках нацпроектов и их региональных составляющих. Другое дело, что часть проектов может быть отнесена на более поздние сроки, тем более, что на масштабные системообразующие проекты (дороги, инженерная инфраструктура) отводится пять-шесть лет.

В регионах Северо-Запада как таковых доноров не так много, это Петербург, отчасти Ленобласть и НАО. Остальные у нас донорами не являются. Я думаю, что здесь финансирование будет в рамках дополнительной финансовой и налоговой поддержки, которая предусмотрена для отдельных отраслей и системообразующих предприятий.

А вот расходная часть бюджета будет перераспределена, как это уже было сделано в Петербурге. Петербург увеличивает объем заимствований почти в два раза. В принципе это не должно критично сказаться на параметрах бюджета. В защищенных статьях (это заработная плата, пособия, социальные выплаты) никаких изменений не произойдет.

Бюджет Петербурга имеет запас прочности. В городе всегда были, есть и будут крупные федеральные проекты. Они являются драйверами роста экономики. Например, проект по развитию внутригородской электрички «весит» почти 100 миллиардов рублей.

Свои масштабные стройки есть и в других регионах, например, в Мурманске ведется строительство нового порта, и оно не останавливается, несмотря на пандемию. Никаких секвестров, насколько я знаю, не претерпело дорожное строительство в СЗФО в рамках нацпроекта «Комфортные дороги».

От чего-то, конечно, приходится отказываться. Например, в Петербурге реформу городского пассажирского транспорта перенесли на неопределенный срок.

Что ждет дотационные регионы? Смогут ли они продолжать какие-то инвестпроекты или у них останутся ресурсы только на выплату зарплаты и соцвыплаты?

Александр Ходачек: Как таковых собственных проектов у них очень мало, если они и есть, то существуют, как правило, на средства инвесторов, это не региональные инвестиции. В дотационных субъектах скорее всего пострадают бюджеты развития, то есть, адресные инвестиционные программы. Дело в том, что проекты по этим программам финансируются в рамках незащищенных статей бюджета и, естественно, в условиях дефицита средств, необходимости выполнения карантинных мероприятий и социальных обязательств, проекты ждет корректировка. Скорее всего, вводные объекты 2020 года будут сданы, а вот перспективные мероприятия, по которым только ведется разработка проектной документации и не проведены конкурсные процедуры, с большой вероятностью будут отложены.

Я думаю, что так поступят руководители многих регионов, где проекты были связаны с местным бюджетом или с ожидаемым приходом инвесторов.

Битва за инвестора

Как регионы будут привлекать инвесторов в новых условиях?

Александр Ходачек: Да как и всегда. Инвесторов интересуют стратегические планы развития региона и практически у всех субъектов такие программы есть, они рассчитаны в основном до 2035-2040 годов. Есть программы развития отдельных отраслей до 2050 года в целом по Российской Федерации.

Другой вопрос, что сейчас как никогда важно интегрировать проекты, которые носят межрегиональный и межмуниципальный характер. У нас старая беда, когда один регион не знает, что делает его сосед.

Недавно появился свой положительный опыт увязки программ перспективного развития территорий Петербурга и Ленинградской области, это проект по развитию транспортной системы. Вот такие примеры должны быть показательными с точки зрения межрегиональных связей. Потому что если этого не сделать, то ни у одного региона особенно в нынешних условиях не хватит ресурсов, чтобы крупные инфраструктурные проекты обросли бы еще сопутствующими проектами, на которые приходили бы инвесторы с небольшими объемами капитала.

Например, на Северо-Западе есть кластер радиоэлектронной промышленности, он включает в себя порядка 70 предприятий, из них только 12 расположены на территории Петербурга. Такая система развития распределенных кластеров может быть довольно эффективна.

Не секрет, что регионы конкурируют между собой за инвесторов. Не получится ли так, что Петербург, как регион с более сильной экономикой, перетянет в сложные времена на себя все знаковые проекты и оставит другие регионы без инвесторов?

Александр Ходачек: Риторический вопрос. У нас всегда были сильные регионы, были крепкие середнячки, но были и дотационные. Тут яркий показатель средняя зарплата, сравните, например, статистические данные по Петербургу и Псковской области (63 тысячи рублей и 29 тысяч рублей соответственно).

Но инвестора нельзя привлечь просто красивыми обещаниями, должны быть условия, инфраструктура, инвестор должен понимать, где он возьмет кадры для конкретного проекта. Там, где есть условия, нормативная база, туда инвестор и придет, сколько его не перетягивай в другой регион.

В попытках создать наиболее привлекательные условия, регионы часто предлагают налоговые льготы для инвесторов. Может ли сейчас дело дойти до демпинга?

Александр Ходачек: На самом деле, льготы не велики. Их можно дать только в рамках полномочий субъекта, а они весьма ограничены. Например, регион может предложить скидку по налогу на прибыль, которой еще нет, или по налогу на имущество, которое еще не построено. Также есть такой инструмент, как создание территорий опережающего социально-экономического развития, очень привлекательный для инвесторов, но это можно делать только с разрешения федерального центра.

В ближайшее время важным элементом регионального развития СЗФО будет откорректированная Стратегия развития Арктической зоны Российской Федерации до 2035 года. Она затрагивает практически все территории Северо-Запада с точки зрения производственных процессов, освоения минерально-сырьевых ресурсов, подготовки кадров, строительства судов. Особая роль здесь у Петербурга, он может стать координационным, промышленным и научным центром Арктики. Эта программа, как мне кажется, сможет консолидировать усилия властей и инвесторов и позволит продолжить работу над крупными системообразующими проектами в СЗФО.

Человеческий фактор

А что с рынком труда? В каких сферах стоит ждать увольнений?

Александр Ходачек: Эти сферы на поверхности: гостиничная отрасль, общепит, услуги, непродовольственный ритейл, туризм, малый бизнес. Они очень сильно просели, думаю, по итогам четырех месяцев падение оборота составит 40-50 процентов. Но больше всего оказались не защищены работники теневого сектора.

А пик регистрируемой безработицы нас ждет в сентябре. К этому времени меры поддержки, которые установлены предприятиям и организациями, будут исчерпаны. И многие компании, даже те, кто получил помощь, не смогут остаться на плаву. Также в сентябре на рынок труда выйдут те, кто провел лето дома или на даче в вынужденных отпусках.

Будут ли рабочие места?

Александр Ходачек: В Петербурге — будут. Экономика города диверсифицирована, да, в какой-то период могут возникать ситуации, когда человек не сможет найти работу по специальности, или оплата труда будет ниже желаемого уровня, но в целом рабочие места в городе будут.

Во многих регионах планируют ввести оплачиваемые общественные работы. Они призваны немного стабилизировать ситуацию на региональных рынках труда. Проще будет там, где есть крупные стройки, на таких объектах кадры нужны всегда. Но в малых городах или поселках люди могут столкнуться с тем, что они в какой-то период не найдут рабочих мест. Никаких.

Не получится ли так, что в поисках работы люди массово поедут в Петербург, и в других субъектах Северо-Запада возникнет резкий дефицит кадров?

Александр Ходачек: Петербург и Ленинградская область уже давно являются своеобразным кадровым пылесосом для всего Северо-Запада. В последние два-три года отток квалифицированных специалистов в регионах сдерживали, создавая новые высокотехнологичные рабочие места. Такие процессы наблюдались в Калининградской, Псковской, Архангельской областях, а также в Великом Новгороде, Пскове и Череповце. В ближайшее время создание таких мест окажется под вопросом.

Переезд специалистов, как мне кажется, в ближайшие месяцы будет носить характер временной занятости. Дело в том, что расходы на социальную адаптацию за год в Петербурге сильно выросли. Поэтому переезжать всерьез и надолго многим попросту невыгодно. Как только в родных городах и поселках ситуация улучшится, специалисты начнут возвращаться.

Как долго продлятся негативные тенденции?

Александр Ходачек: Для всех по-разному. Для некоторых отраслей кризис закончится сразу после снятия ограничений. Возьмите непродовольственный ретейл. Люди занимаются садоводством, ремонтом, хозяйственным делами, эта сфера пока на паузе, но формируется отложенный спрос. Поэтому как только магазины откроются, сфера пойдет в рост.

Услуги, отельный бизнес, общепит восстанавливаться будут долго и не факт, что многие из игроков вернутся на рынок.

Если же говорить о промышленных предприятиях, то уместно вспомнить финансовый кризис августа 1998 года, тогда резко снизилась конкуренция, границы были закрыты. В итоге промышленные предприятия Петербурга уже к концу декабря вышли на докризисный уровень. Если нет притока конкурентных по цене и качеству иностранных товаров, то это шанс для нашего реального сектора экономики. Может начать развиваться производство продуктов, одежды, обуви, товаров повседневного спроса. Возможности для роста получит экономика простых вещей, то есть то, что реально нужно людям независимо от состояния экономики и эпидемической ситуации.

Публикация материала осуществлена в рамках проекта «Адаптация»

Справка «РГ»

«Адаптация. Думаем о том, что потом» — общероссийский журналистский проект эпохи карантина. Организатор — Союз журналистов России по инициативе Санкт-Петербургского отделения Союза журналистов России, соорганизаторы — «Российская газета» и газета «Санкт-Петербургские ведомости». Координатор — Дмитрий Шерих, председатель Санкт-Петербургского отделения Союза журналистов России ds@jourspb.ru.

Формат публикаций — интервью, круглые столы, конференции.

Каждая из публикаций может быть свободно перепечатана другими участниками проекта, благодаря чему к мнениям, теориям, прогнозам и советам экспертов из разных регионов смогут прислушаться читатели, слушатели и зрители всей России.

Принять участие в проекте может любое зарегистрированное российское СМИ, которое придерживается принципов ответственной журналистики.

Участие в проекте носит заявительный характер. Сообщить о своем участии СМИ может координатору проекта.

Каждый участник проекта самостоятельно выбирает экспертов и публикует в своем СМИ не менее двух собственных материалов по теме проекта. Все материалы проекта публикуются под рубрикой «Адаптация». Участники проекта берут на себя урегулирование вопросов авторских и иных прав на опубликованные ими тексты и предоставляют другим участникам проекта право перепечатки своих текстов с обязательным указанием автора и СМИ, впервые его опубликовавшего.

Материалы проекта «Адаптация» будут доступны по ссылке.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.