В стране после двух месяцев простоя начали открываться кафе и рестораны. Но, вопреки ожиданиям, люди не рвут меню на части. Чувство самосохранения оказалось сильнее желания вернуться к привычному образу жизни, даже несмотря на все принятые меры предосторожности.

В патовую ситуацию попал общепит, которому вроде бы разрешили работать, пусть и с ограничениями, но гости не спешат занимать столики. Хватит ли отрасли запаса прочности и господдержки, как будем возвращаться к прежней жизни, в интервью «Российской газете» рассказал статс-секретарь — заместитель министра промышленности и торговли Виктор Евтухов.

Когда торговля восстановится до прежнего, докризисного, уровня и восстановится ли вообще?

Виктор Евтухов: Сейчас часто слышу, что мир никогда не будет прежним, каким был до вируса. Я такие дискуссии поддерживать не хочу. Во всяком случае, в нашей стране веками складывалась культура личного общения людей друг с другом (выражаясь модным сленгом, офлайн-культура общения). Это наша особенность, и это никуда не уйдет, уверен. Да, пандемия изменила очень многое, за два месяца мы изменили образ жизни. Теперь, чтобы просто сходить в магазин, необходимо соблюдать определенные меры безопасности. Но бизнес очень быстро адаптируется к текущей ситуации. Поэтому я бы не стал говорить, что кризис может затянуться надолго. Все зависит от общей эпидемиологической обстановки. Не думаю, что какие-то сегменты исчезнут навсегда.

Роспотребнадзор дал рекомендации по открытию предприятий общепита. Нет мысли добавить к ним свои пожелания — например, установить стеклянные перегородки в кафе для соблюдения дистанции?

Виктор Евтухов: В новом варианте рекомендаций Роспотребнадзора нет этапности снятия ограничений, нет ограничений по площади. Вместо этого установлена необходимость соблюдения социальной дистанции. Эту проблему решают, в частности, летние веранды. Полагаю, что даже если кафе и рестораны сейчас повсеместно откроются, наплыва посетителей не будет. Людей останавливает чувство самосохранения, все-таки многие разумно избегают посещения общественных мест.

В нашей стране сложилась культура личного общения людей друг с другом, она никуда не уйдет из-за пандемии

Кроме того, у людей снизились доходы, а значит, многие вернутся к домашнему питанию. Питание вне дома будет очень медленно восстанавливаться, таковы прогнозы экспертов, и мы с ними солидарны. Постепенно тренд есть в ресторанах и кафе восстановится, конечно. Мне очень хочется верить, что это восстановление не будет излишне болезненным для рестораторов. На разных площадках государство и бизнес обсуждает, какая должна быть профилактика в кафе и ресторанах. Говорят про одноразовую посуду, стеклянные перегородки, бесконтактную оплату, одноразовое меню… Частично это учтено в новых рекомендациях Роспотребнадзора. Однако ресторан — это прежде всего атмосфера. Этими мерами рестораторы разгонят те единицы, которые захотят его посетить. Более того, эти меры не приведут к реальной профилактике. Минпромторг направлял в регионы набор простых профилактических мер для общепита, реализация которых позволит обеспечить безопасность для посетителей и персонала.

Сейчас санитарно-эпидемиологические требования по понятным причинам максимально ужесточены. Целесообразно сохранить их хотя бы частично после пандемии?

Виктор Евтухов: Существующие сейчас санитарные правила в торговле, общепите и бытовом обслуживании в какой-то степени строги. Хотя есть много мнений о второй волне пандемии. При осложнении эпидемиологической ситуации ограничительные мероприятия могут на любом этапе возобновиться.

Как будут открываться непродовольственные магазины?

Виктор Евтухов: Если в регионе благоприятная эпидемиологическая ситуация, то это уже сделано и делается. Непродовольственный сектор начинает открываться, но с соблюдением санитарных требований к трафику покупателей в зависимости от площади магазина. Одновременно в магазине может находиться столько покупателей, чтобы не нарушалась социальная дистанция. Постепенно «возвращаются» строительные магазины, спорттовары, торговые центры.

Какие сегменты торговли кардинально изменятся и в чем именно?

Виктор Евтухов: Главное изменение в торговле заключается в том, что торговые сети (как продовольственные, так и непродовольственные) стали развивать продажи онлайн и службы доставки.

Многие осознали, что инициативы, обсуждавшиеся долгие годы с нашей подачи или участием, были бы весьма кстати: развитие мобильной и нестационарной торговли, интернет-торговли лекарствами и алкогольной продукцией, программа стимулирования потребительского спроса.

Планируются ли какие-то антикризисные меры поддержки для торговых сетей/торговых центров в связи со снижением спроса или вовсе остановкой работы? В связи с принятием законопроекта о возможности разрыва договоров аренды что станет с торговыми центрами, которые строились на кредитные средства и закредитованы до предела?

Виктор Евтухов: Минпромторг совместно с деловым сообществом разработали и направили в правительство сбалансированные меры поддержки отрасли торговли, общественного питания, бытовых услуг и сегмента управления коммерческой недвижимости. Меры включали мероприятия по арендной амнистии на период распространения коронавирусной инфекции и последующего восстановления.

Но нельзя решать проблему арендаторов исключительно за счет арендодателей. Последних также надо поддержать. Отдельное внимание следует уделить сегменту торговой недвижимости, прежде всего торговым центрам. Крупные торговые центры (более 1000, из них более 500 — профессиональные качественные ТЦ), как правило, построены на банковские кредиты и закредитованы. Решать вопрос с ними следует с учетом этого фактора. Поэтому минпромторг предлагал комплекс мер по обеспечению льготного рефинансирования и реструктуризации кредитов в сфере торговой недвижимости.

Продуктовые карточки: за или против? Может, имеет смысл использовать китайский опыт — «цифровых срочных ваучеров» на покупку товаров первой необходимости?

Виктор Евтухов: При ответе на этот вопрос необходимо разобраться с самой системой продуктовых карточек. В СМИ появлялись громкие заголовки о введении продуктовых карточек. Наши люди сразу вспоминали подобные меры из недавнего прошлого, например, позднего СССР. У народа остались негативные воспоминания, и сейчас многие уверены, что подобные меры направлены не на помощь определенным, социально приоритетным категориям граждан, а на то, чтобы всем выдавать продукты по талонам. А ведь это не так. Этот термин не подходит к нашей ситуации.

Дефицита товаров у нас нет. Торговые сети пополняют свои запасы, исходя из текущей ситуации (до четырех недель). Не надо путать адресную помощь социально приоритетным категориям людей и всеобщее введение продуктовых карточек.

Минпромторг разработал концепцию программы поддержки спроса «Потребительский сертификат». Это инструмент поддержки экономики России за счет стимулирования потребительского спроса на отечественное продовольствие. Параллельно выполняется социальная задача — эффективная помощь гражданам с невысоким доходом.

Механизм программы прост: обладатели невысоких доходов будут получать из федерального бюджета на специальную карту определенную сумму денег, которая может быть потрачена только на покупку товаров из определенной матрицы (потребительской корзины). Получателями денежных средств станут граждане, которые реально нуждаются в помощи: домохозяйства с доходами ниже величины прожиточного минимума в регионе. Но к настоящему моменту решений о запуске программы не принято.

В какой стадии находится решение вопроса о дистанционной продаже алкоголя?

Виктор Евтухов: Эта одна из инициатив, поддерживаемая нашим министерством многие годы. Мы действительно отстали от развитых стран в этом вопросе. Не видим проблем с реализацией положений законопроекта. Цифровая торговля — более прослеживаемая и прозрачная с точки зрения фискальных органов. Есть механизмы соблюдения ограничений по реализации, которыми пользуются в иностранных государствах.

Сейчас, когда весь общепит перешел в онлайн, это было бы справедливо для его поддержки, когда он оказался в неравном положении относительно розничного ретейла. Возможность покупки алкоголя удешевила бы доставку. Общеизвестно, что алкоголь — высокомаржинальный продукт. Законопроект был внесен в правительство, по нему продолжают идти отдельные обсуждения, ждем решения.

Пару месяцев назад прозвучала идея о необходимости ограничения торговой наценки на социально значимые товары. Вы как к таким мерам относитесь?

Виктор Евтухов: Системные меры государственного вмешательства в ценообразование не требуются, они способны только ухудшить ситуацию, привести к товарному дефициту и разорению участников цепочки товародвижения. Данные Росстата и регионов показывают одинаковые тренды, ситуация с ценами стабильная. Данные ФНС России, полученные с онлайн-касс, также не отражают повышение цен.

Поэтому сейчас, когда ситуация нормализовалась, магазины наполнены товарами, а в большинстве регионов работают рынки и ярмарки, принимать нерыночные чрезвычайные меры было бы крайне нежелательно. Это может погубить всю отрасль вместе с сельхозпроизводителями и производителями продуктов питания.

Небольшие производители продуктов питания жалуются, что из-за снижения трафика на продовольственных рынках они потеряли рынок сбыта. В качестве альтернативы фермерам предлагается вариант потребкооперации. Что это за инструмент?

Виктор Евтухов: Сейчас как никогда актуально заняться вопросами развития торговых кооперативов. Ситуация с коронавирусом выступила неким катализатором этого процесса. Участниками торговых кооперативов могут быть не только фермеры, но и другие мелкие производители и торговцы. Преимуществами системы кооперации должны стать, в частности, освобождаемая от налогов передача товаров и денег между членами кооператива, возможность получить место для развозной и нестационарной торговли без торгов, если ты реализуешь продукцию собственного производства, а также некоторые другие льготы.

Чтобы понять, насколько важно для экономики развитие кооперации, можно взглянуть на зарубежный опыт. Показательными примерами торговых кооперативов могут быть EDEKA в Германии или Valio в Финляндии.

Также нужно усиленно развивать такой формат как нестационарная и развозная торговля. Необходимо активизировать рассмотрение законопроекта о совершенствовании регулирования нестационарной и мобильной торговли. Документ ожидает первого чтения в Госдуме.

Инфографика «РГ» / Леонид Кулешов / Татьяна Карабут

В сегодняшних условиях, в первую очередь, важно не допустить гибели малого и среднего бизнеса. Это представляется особо актуальным после заявления «ОПОРы России» о возможности закрытия в период с августа 2019 года по август 2020-го около 1 млн малых предприятий. А как не допустить реализации таких негативных прогнозов? Для этого нужно снизить предъявляемые требования, отменить необоснованные административные барьеры, обеспечить твердые, прозрачные правила осуществления предпринимательской деятельности. Именно этому и будет способствовать наш законопроект.

Поэтому нестационарная и развозная торговля, как требующая относительно небольших затрат и регулируемая простыми правилами, станет спасением в тяжелых посткризисных условиях. А в совокупности с торговыми кооперативами это даст синергетический эффект.

Есть мнение, что, кроме потребкооперации, для фермеров хорошим вариантом будет создание какого-то своего маркетплейса, агрегатора. Насколько это перспективная идея?

Виктор Евтухов: По экспертным оценкам в России действует более шести тысяч электронных торговых площадок B2B, обеспечивающих контрагентов всеми необходимыми организационными, техническими и информационными ресурсами. Возможности участников системы сбыта кооперативной продукции могут быть существенно расширены за счет размещения организациями потребкооперации информации о ней на существующих интернет-площадках либо развития собственной.

«Потребительский сертификат» подразумевает денежную помощь для россиян с низкими доходами. На нее можно купить продукты отечественного производства

Однако низкая осведомленность фермеров, недостаточная вовлеченность в технологические цепочки поставок сельхозтоваропроизводителей, низкая защищенность сделок, несоответствие международным стандартам качества продукции, высокая стоимость издержек обращения все еще создают серьезные барьеры для сбыта кооперативной продукции и продукции малых форм хозяйствования на рынке продовольственной продукции по каналам электронной торговли. Этот вопрос актуален и в мировой практике. Например, в Китае оборот торговли продукцией сельхозхозяйства в электронном сегменте составляет 33,8 млрд долларов, или 0,72% от общего стоимостного объема розничной реализации товаров в интернете.

Однако тренд в так называемом фудтехе сегодня все-таки восходящий, и можно ожидать живой интерес сельхозпроизводителей к интернет-торговле.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.