Реклама партнёра

Находясь в самоизоляции, многие из нас вынуждены придумывать, чем бы таким интересным заняться. У краеведов такой проблемы нет – ведь всегда найдется материал, который надо обработать и до которого раньше не доходили руки. В том числе и краеведческие заметки об эпидемиях, которые случались в стародавние времена.

В 1830 году в селе Шапки Шлиссельбургского уезда Санкт-Петербургской губернии началась эпидемия. Из 45 умерших за 1830 год 29 молодых мужчин скончались в течение трех месяцев, как тогда писали, «горячкою». Все они были привезены из имений А. Д. Балашева, находившихся в Рязанской и Калужской губерниях.

Надо отметить, что в 1820–1830-х годах Александр Дмитриевич Балашев переселял крестьян для строительства новой усадьбы и создания обширного пейзажного парка с системой прудов и прочими парковыми затеями. Это были крестьяне из владений Балашевых – преимущественно из Ярославской губернии Мологского уезда – сел Покровка, Красного, деревень Марьина, Григорова, Горки, Масловка, Камышина и других. А также из Калужской губернии Жиздринского уезда.

Больше всего умерло детей

Медицинской помощи, кроме средств народной медицины и заговоров знахарок, в те годы в Шапках не было. 45 человек, умерших за год для того времени, – цифра очень высокая. По статистике, за 15 лет до 1830 года и в течение 15 лет после смертность за год колебалась в пределах от 6 до 25 человек. Больше всего умерло детей. Погост при церкви был небольшим, и с таким количеством захоронений в 1830 году справлялся с трудом. Кроме того, жители боялись потревожить землю рядом с могилами умерших от «горячки», чтобы не разнести «заразу».

И погост при церкви закрыли для захоронений на 8 лет. Это была вынужденная мера для предот-вращения повторной эпидемии. В январе 1831 года у Лисинской слободки на окраине Шапок открыли новое приходское кладбище. Здесь похоронили «двадцать осьмого числа полковника и кавалера Александра Яковлевича Дубянского деревни Староселья крестьянскую жену вдову Агрипину [так в тексте] Амосову, лета [возраст] – 68 лет, умерла от старости». Василий Литвин писал о приходском кладбище у села Покровского: «Кладбище находится к западу от церкви, недалеко от селения». К середине XX века кладбище оказалось в центре старой части Шапок. Ныне оно называется старым Шапкинским гражданским кладбищем, на нем находится мемориал «Братские могилы». Кладбище у церкви для захоронений открыли в 1838 году, но хоронили там только «в особых случаях». Окончательно погост закрыли в 1937 году.

На случай холеры

В 1885 году в Шлиссельбургском уезде была эпидемия холеры. Холерная эпидемия в уезде обычно начиналась со Шлиссельбурга, т. к. у его причалов останавливались суда, приплывавшие из южных районов страны – неблагополучных в отношении холеры. На экстренном заседании 7 апреля 1885 года рассматривался «Проект мер борьбы с холерой в Шлиссельбургском уезде». На собрании председатель-ствовал предводитель дворянства А. А. Чоглоков, присутствовали: председатель земской управы гласный В. П. Марков, гласные барон П. М. Корф, П. А. Всеволожский, М. А. Андреянов, Л. А. Чоглоков, А. А. Дорофеев. Были приглашены врачи А. И. Мясоедов, М. М. Зачек, И. А. Подигемский, А. Г. Стырикович, а также представители Удельного ведомства и Министерства Госимуществ. Борьбу с эпидемиями возглавляли Губернская и уездные санитарные комиссии.

На Санитарную комиссию были приглашены волостные старшины, в том числе и из Шапкинской волости, которые также получили указания на случай возникновения эпидемии. В случае эпидемии Шапкинский приемный покой становился холерной больницей. Собрание приняло «Наставление для населения на случай холеры», «Инструкцию попечителям …», «Инструкцию санитарам…». В волостях борьба с эпидемией руководила земская уездная управа, она же и назначила попечителей на случай холеры. В Шапкинской волости: управляющего имением г. Маркова – Л. А. Штиклера, управляющего имением г. Петрококино – Ф. В. Мулаки и крестьянина деревни Нурма М. И. Ковалева. (Матвей Ковалев – прадед шапкинского краеведа В. Г. Яковлева).

25 копеек в сутки

Ситуация со здравоохранением основательно изменилась после отмены крепостного права в 1861 году. Народное образование и здравоохранение были сферами, с которых земство начало свою деятельность. Друг и соратник Маркова Александр Григорьевич Стырикович (1841– 1905) был уездным врачом Шлиссельбургского уезда, земским врачом южного медицинского участка того же уезда, куда входила в том числе и Шапкинская волость, избирался гласным Шлиссельбургского уездного земского собрания. Стырикович много сделал для развития земского медицинского обслуживания населения. Особенным вниманием у него пользовалась отдаленная от уездного центра Шапкинская волость.

В отчете за 1881 год А. Г. Стырикович писал, что на первом врачебном участке Шлиссельбургского уезда: «14 тысяч населения обоего пола. Наибольший диаметр участка 50 верст, меньший – 20. Место жительства врача – мыза Александровка, близ с. Шапок. В расстоянии 1,5 версты от квартиры врача, в с. Шапки, находится приемный покой на 8 коек. В 1881 году в этой больнице пользовано 68 человек, занявших 816 дней. В больнице лечатся бесплатно: сифилитики и заразные больные, а равно совершенно неимущие. Плата за остальных больных – 25 копеек в сутки. Больница помещается в двух наемных крестьянских домах. Она существует 8 лет (т. е, появилась больничка в Шапках в 1873 году); тип постройки – крестьянская изба; в одном доме просторная и светлая; в другом – с низким потолком и малыми окнами. В участке кроме врача три фельдшера и повитуха (местная крестьянка, окончившая курс для повитух в Надеждинском родовспомогательном институте). Прием приходящих больных при квартире врача постоянный; кроме того врач выезжает через каждые 2 недели в три фельдшерские пункты участка в дни заранее назначенные. Никогда не изменяя дни выезда». Всего в 1881 году на первом участке Шлиссельбургского уезда «оказали помощь 6711 человеку».

 Благодаря стараниям В. П. Маркова и А. Г. Стыриковича был построен новый Шапкинский приемный покой. В июле 1881 года В. П. Марковым была приобретена » у вдовы бывшего дворового человека господ Балашевых Дарьи Кузьминой Ушаковой для строительства земского приемного покоя ¼ часть десятины земли». Шапкинская земская больница была построена на 7 коек. В 1882 году в прием-ном покое в Шапках было зарегистрировано 2624 посещения больных взрослых и детей, в больнице лечилось 45 больных, занявших 572 больничных дня. Для содержания и ремонта приемного покоя привлекались добровольные пожертвования.

Благодарить врача за его труды

 В 1884 году в связи с оставлением А. Г. Стыриковича по случаю его выбора участковым мировым судьей уездное земское собрание постановило: » Благодарить врача А. Г. Стыриковича за его просвещенную деятельность по устройству медицинского дела в уезде вообще, и за его многолетние и энергичные труды в деле помощи больным, и просить А. Г. Стыриковича быть почетным попечителем Шапкинского покоя».

Здесь следует вспомнить не только председателя Шлиссельбургского земства и земского врача, но и земских фельдшеров. Сохранились в документах управы земства фамилии шапкинских земских фель-дшеров Гливенко, Савинова, Капитонова. Фельдшера занимались, в том числе, и оспопрививанием. Например, в 1884 году «оспопрививатель фельдшер Иван Гливенко» сделал прививки оспы в 13 деревнях Шапкинской волости 102 жителям. Фельдшера боролись с разными заразными заболеваниями, в том же 1884 году в Шапкинской волости заболело в октябре дифтеритом 8 детей, 4 детей не спасли.

В 1889 году фельдшер Савинов в Шапкинской волости привил оспу 122 жителям. Позже на этих должностях появились женщины, так в смете 1915 года значится: «на содержание шапкинской фельдшерицы было выделено 480 рублей».

В 1887 году владелец имения Александровка и Галава Шлиссельбургского уездного В. П. Марков входил в состав Губернской санитарной комиссии. Санитарная комиссия занималась борьбой с эпидемиями сыпным тифом, оспой, дифтерией. Проводились профилактические мероприятия, строились при земских больницах заразные бараки, что позволяло изолировать больных заразными заболеваниями. Наиболее тяжелыми были холерные эпидемии, такие, какая была в 1885 году.

Проводя параллели с XIX веком можно сказать, что мы на правильном пути. «Начинающуюся эпи-демию удалось прекратить мерами изолирования и дезинфекции». (Из отчета Шлиссельбургского уездно-го земства).

Татьяна Киселева,

краевед

На снимке: 1918 год. Пандемия испанки – вируса гриппа, поразившего треть человечества. Фото сайта svoboda.org

Реклама партнёра

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.