Реклама партнёра

За связь с партизанами в селе Шапки 4 ноября 1941 года немецкие оккупанты казнили  семь мирных жителей.  Шесть из них были местными коммунистами. Седьмой, немцы привезли его из деревни Белово Шапкинского сельсовета, так и остался неизвестным. Он был в солдатской форме и без знаков отличия.

Пятеро  казненных родились в Шапкинской волости. Федор Романович Гливенко, внук первого  шапкинского земского фельдшера Ивана Домиановича Гливенко, родился и жил в Шапках на Северной улице, был бригадиром в колхозе  «Крепкий путь». Иван Тимофеевич Алексеев, уроженец и житель деревни Староселье, работал лесником. Михаил Александрович  Поляков был депутатом Шапкинского совета и работал в колхозе «Староселье».  Братья Иван и Александр Финберги были сыновьями церковного сторожа лютеранской кирхи Святого Якова под Шапками. В начале оккупации  они жили на отцовском хуторе недалеко от бывшей мызы Карловка. Шестым шапкинским жителем был дачник-зимогор Иван Андреевич Цветков. Дача Цветковых находилась недалеко от хутора Финбергов, ближе к Шапкам.

  Немцы повесили  Федора Гливенко напротив его дома на Северной улице.  Неизвестного – на углу  Северной улицы и бывшей Покровской площади, у дома, где до войны был Шапкинский сельсовет. Братьев  Финбергов – на бывшей Воскресенской площади на больших липах.  Троих – Ивана Цветкова и двух старосельских жителей –  повесили у Покровской церкви. Казненные провисели три дня. Снять их разрешили только 7 ноября, в 24-ю годовщину Октября. Родственники похоронили всех их в одной могиле на северо-западной оконечности сельского кладбища.

Своих односельчан в Шапках хорошо знали. А вот об Иване Цветкове долгое время было известно только то, что до выхода на пенсию он работал кузнецом на заводе «Большевик» (Обуховский завод) и что прожил он под немцами чуть больше двух месяцев. По воспоминаниям старожила, «осенью 1941 года во время оккупации Иван Андреевич вместе с несколькими другими жителями  д. Шапки был повешен немецко-фашистскими захватчиками как член ВКП(б) и за связь с партизанами. Он похоронен в братской могиле». Все послевоенные попытки шапкинских учителей, библиотекарей и краеведов  найти  родственников Цветкова не увенчались успехом.  Помог узнать о семье  Цветковых его величество случай.

Внук нашел могилу деда

Шапкинский краевед Ольга Маврина долгое время жила и работала в Невском районе Петербурга.  На одной из краеведческих конференций она обменялась книгой с известным краеведом Невского района Верой Андрейчевой. Вера Федоровна оказалась внимательным читателем и в приложении с краткой историей Шапок прочитала о казни шапкинских коммунистов во время немецкой оккупации. Фамилия «Цветков» была ей знакома: Вера Федоровна дружила с Надеждой Щегловой (в девичестве Цветковой), как оказалось, внучкой Ивана Цветкова. «Став взрослой, работая в школе, я побывала на кладбище в Шапках, но не нашла ни памятника, ни могилы деда Ивана. Потом я узнала, что они на старом кладбище. Нашел могилу деда Ивана Цветкова Саня (сын Щегловой) в 1998 году», – рассказала Надежда Павловна.

А после Ольга Маврина узнала, что семья потомков казненного коммуниста Ивана Цветкова живет в Новом Петергофе и серьезно занимается историей предков, бережно храня все сведения о них.

Но не только семья Цветковых пыталась найти могилу Ивана Андреевича. Федор Иванович Федоров, многое сделавший для того, чтобы была увековечена память шапкинских героев, разыскивал родственников Цветковых через своего брата Александра Федорова, который несколько лет работал председателем Шапкинского сельсовета. Сохранилась также его записка, адресованная коренной жительнице Шапок Марии Васильевне Яковлевой. «Желательно узнать адрес родственников повешенного в ноябре 1941 г. Цветкова Ивана Андреевича», – писал он. Яковлева с довоенных времен работала санитаркой в амбулатории и знала практически всех жителей своего сельсовета.

Надежда Павловна Щеглова передала В Шапки свои записки, которые были дополнены  документами, собранными шапкинскими краеведами. Эти материалы и легли в основу  краеведческого рассказа  «Цветков Иван Андреевич и его семья в Петербурге и  в Шапках». Очерк на правах рукописи хранится в Шапкинской сельской библиотеке. Материалы о династии Цветковых хранятся и музее Обуховского завода.

Кузнец Обуховского завода

Иван Андреевич Цветков родился в 1874 году в деревне Григорово Сулежской волости Бежецкого уезда Тверской губернии в крестьянской семье. Отслужив  в армии, он вышел в запас в чине унтер-офицера. После он переехал в Санкт-Петербург и работал на Обуховском заводе, расположенном за Невской заставой на Шлиссельбургском тракте в селе Александровском. В справочном листке из его личного дела значится: поступил на завод 5 мая 1901года в молотовые мастерские.

В 1901 году на заводе была крупная стачка, которая вошла в историю под названием «Обуховская оборона». Во время революции 1905 года обуховцы одними из первых в Петербурге ввели 8-часовой рабочий день.

Работа на Обуховском заводе была не из легких.  До революции в личном деле Ивана Цветкова  было записано, что  «молотовой мастерской рабочий » получил  4 травмы: два тяжелых ушиба, ожог  роговицы глаза, колотую рану осколком металла в грудь.

В 1908 году семья Цветковых жила на Александровском проспекте в доме № 97. По тем временам она считалась небольшой: глава семьи Иван Андреевич, жена Матрена Ивановна и двое сыновей Павел и Михаил. Позже братья  учились в Рыбацком высшем начальном училище, а потом тоже поступили на завод, где работал отец.

В 1922 году Обуховский завод по постановлению Петрогубисполкома был переименован в Государственный орудийный, оптический и сталелитейный завод «Большевик» (завод №232). После выделения в самостоятельное предприятие завода №174 имени Ворошилова, Павел Цветков работал заведующим бюро труда и заработной платы завода, потом начальником бюро планирования и подготовки производства.  От завода имени Ворошилова в 30-х годах семья  и получила участок земли неподалеку от дороги Шапки-Надино. Вот что вспоминал племянник Федора Гливеко, казненного в один день с Иваном Цветковым: » На другой стороне дороге рядом с мызой Карловкой был хутор Фимбергов (Финбергов). А чуть ближе к Шапкам построил свой дом, года за 2-3 до войны,  кузнец с завода «Большевик» Цветков Иван Андреевич. Фашисты повесили коммуниста Цветкова в один день с моим дядей Федором Романовичем Гливенко». После того как в 1960-х проложили асфальтовую дорогу и построили здание для служб Пулковского аэропорта, окрестности бывшей мызы  Карловки очень изменились, и трудно определить, где точно стоял до войны дом Цветкова.

Дом на два крыла

В своей автобиографии  Павел Цветков писал: «Мой отец Цветков Иван Андреевич проживал временно на даче в деревне Шапки Тосненского района». Дом начали строить, вероятно, в 1937 году. Построили добротно, на два крыла, с учетом большой семьи. В семейном архиве сохранилась фотография дома, каким он был в 1938 году.

Война разбросала семью Цветковых по разным  сторонам. Иван Андреевич и Матрена Ивановна не успели уехать из Шапок и оказались в  оккупации. Младший сын Михаил ушел добровольцем в ленинградское ополчение и пропал без вести в первые месяцы войны. Его жена Таисия  работала   в больнице завода «Большевик» и была, вероятно, на казарменном положении. Жена  старшего сына, Лидия, с дочкой Светой была эвакуирована из блокадного Ленинграда.  Сначала  в Чкаловскую область, а затем в Омскую – к месту работы Павла Цветкова, где он занимался  организацией танкового производства на заводе №173. 3 декабря 1941 года  он писал жене из Чкалова: «Не узнала ли ты что-либо про маму и папу?».

После войны семья Павла Ивановича Цветкова вернулась в Ленинград. Надежда и её брат Михаил родились уже после войны и о судьбе деда знали только со слов старших.

Он твердо верил в Победу

Участник Великой Отечественной войны, полковник Федор Иванович Федоров, старший  сын расстрелянного председателя Шапкинского сельсовета Ивана Андреевича Федорова, после войны записал воспоминания очевидцев казни шапкинских коммунистов 4 ноября 1941 года. Вот что рассказывали они об Иване Цветкове: «Цветков Иван Андреевич – пенсионер, коммунист. Война застала его в Шапках, где он попал в оккупацию вместе с женой Матреной Ивановной. Он не подчинялся старосте и полицаям, не выходил на работу, твёрдо верил в победу Советской Армии. Огромную силу выдержки, достоинства и смелости проявил перед смертью старик-пенсионер Цветков И.А. Стоя на табуретке, с которой его собирались вешать, он ударил приблизившегося фашиста сапогом в лицо, прежде чем последний успел выбить табуретку из-под его ног. Фашист залился кровью и не досчитался зубов.  А Цветков ещё успел бросить клич: «Смерть фашистским гадам! Да здравствует Родина!».  Как это обычно бывает, очевидцы  в деталях  расходятся. Но главное во всех рассказах совпадает – держался старый  кузнец перед фашистами достойно и мужественно.

Матрена Ивановна тяжело перенесла смерть мужа и оккупацию. Ее угнали осенью 1943 года с остальными жителями Шапок в Прибалтику. Умерла Матрена Ивановна спустя три года после окончания войны и была похоронена в Шапках.

В окрестностях Карловки

Тяжелая работа  в годы войны подорвала здоровье  Павла Цветкова. «Наш отец Павел Иванович Цветков умер в 1952 г. после тяжелой и продолжительной болезни. Последние годы жизни он работал директором Колпинского механического завода и директором завода железобетонных изделий», –  писали об отце его дети.  Но незадолго до своей смерти Павел Иванович успел побывать  в любимых Шапках.  «Помню, как мы  летом были в Шапках. Видимо было лето 1950 или 1951 года. Мы ехали на машине, потом собирали ягоды. Помню, у отца было приспособление для сбора ягод, похожее на совок, собирали вроде бы бруснику. Потом сидели на краю оврага, видимо перекусывали»,  – вспоминает Надежда Павловна Щеглова.

9 мая 2017 года  она с мужем Евгением и сыновьями Александром и Павлом побывала в Шапках на митинге у братских могил.  Шапкинские жители подарили Надежде Павловне «Книгу Памяти Шапкинского сельского поселения». Родственники  поклонились могиле казненных в ноябре 1941года жителей Шапок. Щегловы съездили в Надино, где был до войны Дом отдыха завода имени Ворошилова.  Прошли на берег озера Долгое, побродили по тропинкам в окрестностях бывшей мызы Карловки, рядом с которой, по воспоминаниям, и был дом Цветковых.

Шапкинские дачники

Надежда Павловна привезла еще несколько интересных материалов о старших Цветковых, деде и отце, и небольшую газетную заметку с воспоминаниями оперной певицы Елены Образцовой. Они начинались так: » Я родилась  в 1939 году, в 1941 году началась война. Она застала нас в Шапках. Такое есть дачное место под Петербургом». Тем самым Надежда Павловна помогла раскрыть ещё одну страницу из истории Шапок, которую можно назвать «Семья Образцовых в Шапках».

По воспоминаниям уроженца Шапок С. Суворова, «шапкинские дачники Образцовы до войны жили у Пименовых-Андреевых в конце  Владимирской улицы. Тётушка  Елены Образцовой Анастасия Алексеевна с мужем Яковом и дочерью Марьяной жила на даче в доме моих родителей Марии Романовны и Петра Васильевича Суворовых. Дом стоял на Владимирской улице, ближе к церкви. Марьяша – двоюродная сестра Елки. Так звали девочек в детстве. Яков был инженером на ленинградском заводе, потом работал в Москве в главке. Отец Елены Образцовой Василий Алексеевич приезжал к нам на охоту. Мы с ним ходили в лес, где теперь питомник на утку. Семья Образцовых жила недалеко от Московского вокзала на улице Маяковского».

Как же тесно переплетается история одной семьи с историей небольших Шапок, с историей огромной страны, победившей в той страшной  войне.

Подготовила Светлана Чистякова

 фотографии предоставлены краеведами поселка Шапки

Реклама партнёра

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.