Реклама партнёра

Сегодня мы расскажем читателям  о жительнице Федоровского, ребенком пережившей блокаду Ленинграда, Вере Степановне Васильевой.

Ребенок блокады

Вера Васильева (Балашова) родилась в Ленинграде 5 августа 1939 года, когда началась блокада, девочке было чуть больше 2-х лет. Отец, Степан Антонович, ушел на фронт, мама, Мария Андреевна, осталась в их доме на Средней Рогатке одна с двумя дочками – Верой и Валей. 7-летний сын Саша еще летом был отправлен к бабушке под Псков, где их и застала война.

В 1942 году в дом Балашовых попала бомба, но семья уцелела и переехала на Большой проспект к Матрене, тете Марии Андреевны.

– Мама работала на заводе – не знаю, на каком, – рассказывает Вера Степановна. – Она вспоминала, что было холодно, взрывались бомбы, не было света и очень хотелось есть. По продуктовым карточкам мама получала хлеб. Помню, она говорила: «Разрежу хлеб на кубики, а потом бросаю в кипяток – такой был суп».

От голода умерла маленькая Валя. Была зима, и Мария Андреевна отвезла ее на санках на Пискаревское кладбище.

– Мама долго плакала. Но что поделаешь? Война.

Спустя некоторое время слегла истощенная голодом тетя Матрена. Веру мать оставляла дома с ней.

­– Мама рассказывала: «Прихожу с работы: тетя Матрена лежит на полу мертвая, а ты рядом сидишь, машешь ручками и мычишь». По словам мамы, я долго не говорила, была очень худой и слабой.

Матрену похоронили. Оставлять Веру было не с кем. Пошел слух, что дети пропадают из квартир. И стали Веру отдавать всюду, где были места: в детсады, в ясли, в детский дом. «Я всюду побывала», – говорит Вера Степановна.

Однажды мама повезла Веру на санках и остановилась, чтобы забежать куда-то на пять минут. Ребенка оставила у дверей на улице.

– Выскочила, а санки уже за угол заезжают. Побежала, кричит: «Ты что!» А в ответ: «А я смотрю, ребенок один…».

Больше про войну мама ничего не рассказывала. Тогда не было такого интереса – пережили и пережили. Да и больно было вспоминать. Начнет говорить и заплачет: «Ой, Вера, не спрашивай».

Семья Балашовых пережила блокаду и войну. Вера с мамой – в самом Ленинграде, брат – в Псковской области, откуда вернулся домой. Вернулся с фронта и отец. Но вскоре они с матерью развелись.

Мария Андреевна (умерла в 1977 году) была награждена медалями «За оборону Ленинграда» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», которые теперь хранятся у дочери.

Не городская – деревенская!

В октябре 1946 года директор завода, на котором работала Мария Андреевна, уговорила ее уехать из города в подсобное хозяйство – в деревню Рапполово на станции Токсово. Мол, там можно огород посадить, здоровье поправить. Уехали и поселились на хуторе.

В 1949 году Балашовы и еще несколько семей переехали в Аннолово и поселились в небольшой конторке, стоявшей на одной территории с тракторами. Несколько месяцев жили все вместе. Потом построили барак, и Балашовым дали в нем комнатку: столик, кровать из досок, плита и полтора метра свободного пространства.

В то время в Аннолове была начальная школа, отучившись в который дети уходили в 5-й класс в Форносово. Но Вера была такой маленькой и слабой, что учительница предложила оставить ее еще на год в 4-м классе, чтобы подросла и поправилась.

– В Форносово надо было ходить пешком, 7 километров через лес! – поясняет Вера Степановна. – Но все ходили. Зимой учились, а летом работали подсобниками у свинарок в летних лагерях, где содержали свиноматок с поросятами. Мыли корыта, наливали воду поросятам. Директор школы, Владимир Сергеевич Фролов, даже отметил меня за хорошую работу подарком: книгой «Повесть о настоящем человеке».

В 1956 году Вера окончила 7 классов в Форносово. Через два года устроилась съемщицей на прядильную фабрику в Ленинград, а еще через два вышла замуж за Николая Агаева и уехала на его родину, в Грозный.

– Это было неожиданно: Коля служил тогда здесь в воинской части, увидел меня на танцах и влюбился без памяти, но я не отвечала взаимностью. А однажды приезжаю домой с фабрики, а там он с парнями из части, сватают меня. Я молчала, думала: «А как же я ему откажу – опозорю же, они будут в части смеяться над ним!» Представляете, какая? И согласилась.

Но брак не сложился: из-за неравенства чувств или по другим причинам, но спустя еще пару лет Вера вернулась к маме в Аннолово, одна. Устроилась в отделение «Ижорец» в цех животноводства. Муж писал ей письма целых три года, но молодая женщина была непоколебима. Их развели заочно.

И тогда Вера встретила свою любовь – Николая Павловича Васильева, работавшего в совхозе трактористом. В 1965 году они поженились, и в этом же году у них родился сын Игорь.

В 1971 году семье дали квартиру в Федоровском, здесь у Васильевых родился второй сын Андрей.

Любая работа по плечу

У Веры Степановны начались проблемы со здоровьем, врач рекомендовал сменить работу, перестать носить тяжести.

– Меня позвали работать в сельсовет счетоводом-кассиром. А я и счетов-то не знаю! Купила счеты, дома научилась и пришла к Анатолию Михайловичу Городцу. Он говорит: «Ой, как мне надоело: все кассиры через полгода увольняются». А я отвечаю: «Я долго буду!» Он меня взял, и я проработала в сельсовете 12 лет.

За эти годы Вера Степановна не только работала кассиром, но и замещала секретарей во время отпусков – регистрировала браки. И два срока была депутатом. А еще Вера Степановна заочно окончила 10 классов в Федоровской школе в 1981 году.

В 1985 году вновь пришло время что-то менять: Вера Степановна приняла приглашение подруги и перевелась на работу в госстрах страховым агентом. Стала больше зарабатывать: и зарплата хорошая, и премии, и квартальные. Но не все перемены были к лучшему. Через год военкомат призвал ее мужа ликвидировать последствия аварии на Чернобыльской АЭС.

– Коля всегда был полным, а тут, спустя два месяца, пришел худющим, неузнаваемым. Стал часто болеть, но продолжал работать.

К тому моменту Николай Павлович уже три года был трактористом в ДРСУ-3 в Глинках, после того, как 17 лет отработал в совхозе. Спустя еще восемь лет досрочно вышел на пенсию. Но последствия пребывания в Чернобыле сказывались все сильнее – в 2009 году его не стало.

Вера Степановна тоже раньше вышла на пенсию – в 53 года: болезнь, о которой еще в 70-х предупреждали врачи, настигла ее. Последовали операции и инвалидность. Сегодня Вера Степановна по-прежнему живет в Федоровском. Летом она отметила 80-летие. Оба ее сына счастливо женаты, имеют уже взрослых детей.

Наша героиня редко выходит на улицу: мало того, что гипертония, диабет и остеохондроз, так еще и квартира на 5-м этаже, попробуй-ка побегать туда-сюда по лестнице! Но иногда все-таки выходит, опираясь на палочку.

–  Выйду – всех знаю. «О, Вера, миленькая! Как ты?», – спрашивают.

Любимое занятие Веры Степановны дома – стряпать на кухне для себя и сына, который живет вместе с ней. А еще зарядка: как бы плохо себя ни чувствовал, заставляет себя двигаться. «Я люблю жизнь! Поэтому лежать нельзя, надо ходить», – говорит Вера Степановна Васильева.

Мария Признякова

Реклама партнёра

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.