По закону каждый россиянин имеет право на получение медицинской помощи в любом лечебном учреждении в рамках госгарантий ОМС. Но почему тогда многим чрезвычайно сложно попасть именно в ту клинику, в которой ему действительно могут помочь? Даже в рамках одного города.

Пациент вынужден обращаться только туда, куда прикреплен. Там нет тех специалистов, которые требуются? Начинаются хождения по мукам. Надо пройти энное количество кабинетов. Сдать множество разных анализов, получить, наконец, направление именно в тот стационар, где окажут максимальную пользу. Сколько на это уходит времени? Случается, что уходит из жизни сам соискатель помощи.

Приведу случай, который коснулся знакомого. Ему требуется операция по поводу лорзаболевания. Для того, чтобы попасть к лору, надо сперва записаться к врачу общей практики в своей поликлинике. Записался. Побывал на приеме, который длился пару минут. Получил направление к специалисту узкого профиля. Повезло: в данной поликлинике данный специалист есть. Правда, согласно порядку оказания специализированной помощи, пришлось ее ждать. Дождался. Узкий специалист назначил обследование: УЗИ, анализ крови, мочи, анализ на сахар, рентген, КТ и так далее. Все расписано по дням. В один день почему-то даже анализы, которые не требуют особой подготовки, сделать нельзя. Но — сдал, сделал. Осталось пройти КТ. Для этого надо обратиться в диагностический центр. Обратился. Там назначили срок прохождения процедуры еще через две недели. Пациент попытался объяснить, что через две недели устареют все сданные анализы, и придется снова идти по кругу. Это никого не интересует.

Решила посодействовать знакомому. В интернете телефоны диагностического центра, в том числе и его руководителя. Набрала номер. Не сразу, но соединили. Назвалась. Спросила, можно ли обратиться с просьбой. В ответ: «Что вам надо? Вы что не знаете, что есть утвержденные сроки прохождения исследований? Что вы хотите?» Хотелось только повесить трубку, что я и сделала. Позвонила в другое учреждение, где трудятся врачи, а не чиновники с медицинским дипломом. КТ нашему знакомому сделали на следующее утро. Не называю адрес, телефоны, фамилию руководителя того диагностического центра. Какой в этом смысл? Накажут его? Не уверена. Могут взять под защиту. Он живет, действует по инструкциям. Тем более случай-то не исключительный. Такое сплошь и рядом.

В службу здоровья, в частности, в национальные проекты, в возрождение первичного звена идут немалые деньги. Результат? Знаю деревенский поселок на Волге. Пятнадцать, десять лет назад не было там медицинской помощи. Нет и по сей день. Случись беда со здоровьем — проблема плохо решаемая. Вкладываются деньги в дорогостоящее, нередко уникальное оборудование. И, опять же нередко, доставляется оно в учреждение, в котором нет профессионалов для работы с ним. Да и других специалистов недобор.

Как за нормативные минуты поставить диагноз? Как назначить лечение? Какие, в каких дозах выписать лекарства? По наитию? На глазок?

Врачевание меняется стремительно во всем мире. Заметные подвижки идут и у нас. Переход на новую систему оплаты труда для сотрудников сферы здравоохранения станет огромным шагом вперед. Но когда эти изменения дойдут до пациента? А пока на прием пациента — по тем же вышестоящим нормативам — выделяется не больше 15-20 минут. Великий постулат российского врачевания: «Если после посещения врача пациенту не стало лучше, значит, его посетил плохой врач», — в прошлом. Как за эти нормативные минуты поставить диагноз? Как назначить лечение? Какие, в каких дозах выписать лекарства? По наитию? На глазок? Иногда говорят: если грипп лечить, он пройдет за семь дней. А если не лечить, то за неделю. Говорить легко. А как быть моей любимой героине тете Маше из подъезда? У нее нет иных возможностей лечения, кроме тех, что в поликлинике, к которой она прикреплена. И случись беда со здоровьем, где, как она раздобудет квоту на лечение в достойном федеральном центре, которых немало в Москве. В том числе и за углом подъезда дома, в котором тетя Маша живет?

Директор университетской клиники МГУ, заслуженный деятель науки РФ, академик РАН Армаис Камалов ответил на мой вопрос о тете Маше вопросом-шуткой: «Как вы думаете, почему люди не отрываются от земли?» И сам ответил: «Потому что они прикреплены к поликлинике».

Армаис Камалов: Не надо делить медицинскую помощь на федеральную, региональную и городскую. Фото: Александр Корольков

Горькая правда. Армаис Альбертович — всемирно известный ученый, клиницист. Клиника, которой он руководит, на уровне мировых стандартов. Блестящие специалисты, отменное оборудование. Комфортные условия. Но… житель Москвы просто так попасть сюда на лечение не может. И квоту ему могут не дать. Почему? Да потому что клиника МГУ федерального подчинения. И если москвич станет лечиться в ней, то отпущенные системой ОМС средства на его лечение уйдут из столичного бюджета в федеральный. А в Москве немало хороших больниц, где тоже можно лечиться.

Нюансы качества лечения, нюансы желаний пациента значения не имеют. Главное: деньги по системе госгарантий идут за пациентом. И значит, пациента отпускать в другое ведомство нежелательно. По закону-то отказать пациенту нельзя? Тогда заявляют о себе квоты на предоставление высокотехнологичной помощи. Но… Одним учреждениям квот почему-то побольше, другим почему-то поменьше. Неважно, что некий известный медицинский центр может провести, скажем, 110 операций. Но… Опять «но». На данный центр почему-то предусмотрено лишь 90 квот.

— А не москвичу, жителю другого региона, в федеральную клинику Москвы попасть проще? — спрашиваю Камалова.

— Ничего подобного! — отвечает Армаис Альбертович. — В любом регионе есть свои медицинские учреждения. И каждый регион заинтересован, чтобы пациенты лечились по месту жительства. Повторю: деньги идут за пациентом. И на местах делают все, чтобы они остались в данном регионе, а не ушли из него. И требуется вмешательство неких инстанций, чтобы раздобыть квоту на лечение в другом месте. Сейчас появилась надежда,что ситуация изменится. Надо не только наращивать размеры государственного финансирования здравоохранения, но и повышать эффективность самой системы. Иначе результатов придется долго ждать. Необходимо формирование новой модели медицинской помощи. Важно понять: без развития первичного звена изменить ситуацию нереально. Лишь оно может решать проблемы предотвращения болезний, их раннюю диагностику. Это позволит минимизировать долю тяжелых форм заболеваний, требующих затратного стационарного лечения. Деньги за пациентом должны идти в то учреждение, которое он выбрал, даже если оно не на территории его постоянного проживания. Не надо делить медицинскую помощь на федеральную, региональную, городскую.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.