Абоненты в России не хранят верность сотовым операторам. С момента отмены мобильного рабства число заявок на перенос номеров постоянно растет. Впрочем, «на свободу» отпускают не всех. Об этом, а также о том, кто и зачем сегодня все еще пользуется таксофонами, как идет установка «сельского Wi-Fi», в интервью «Российской газете» рассказал глава Россвязи Олег Духовницкий.

Олег Геннадьевич, граждане подали 30 миллионов заявок на перенос номера при смене мобильного оператора, но не все они одобряются. Почему?

Олег Духовницкий: Чаще всего заявки отклоняют операторы-доноры (те, от которых абоненты уходят. — Прим. ред.). Причины могут быть разные: у абонента есть непогашенная задолженность, предоставленные им данные не соответствуют тем, которые есть у оператора, или sim-карта помечена как утерянная. Технически система переноса номеров работает хорошо — нареканий к ней нет.

Сейчас работаем над тем, чтобы усовершенствовать процедуру, сократив сроки, которые требуются для переноса номера. По действующим правилам, операторы обязаны оказывать эту услугу гражданам в восьмидневный срок, юрлицам — за 29 дней. Мы считаем, что это можно делать быстрее.

В этом году звонки с таксофонов стали бесплатными на все номера внутри страны. Специалисты отмечают резкий рост трафика. С чем это связано? Неужели кроме жителей небольших населенных пунктов таксофонами еще кто-то пользуется?

Олег Духовницкий: Сегодня универсальные услуги телефонной связи оказываются с использованием 147 675 таксофонов, которые легко можно узнать по красному цвету и логотипу Россвязи. Они установлены в 131 тысяче населенных пунктов страны, 118 тысяч или 80% — в поселках, деревнях, станицах и аулах с населением менее 500 человек. Все оборудование работает — есть система мониторинга.

Эти таксофоны в первую очередь выполняют социальную функцию. До сих пор во многих отдаленных и труднодоступных населенных пунктах это единственное средство связи. Около 20% трафика с таксофонов составляют звонки в экстренные оперативные службы (скорая помощь, полиция, противопожарная служба, антитеррор).

В больших городах они тоже еще нужны?

Олег Духовницкий: Несмотря на развитие мобильной связи, таксофоны востребованы и в городах-миллионниках. Например, общий трафик в Москве за три квартала 2019 года превысил 58 тысяч минут, и 97% трафика пришлось на звонки в экстренные службы.

В Санкт-Петербурге трафик с таксофонов в тот же период составил 285,2 тысячи минут, то есть в 4,9 раза больше, чем в Москве. В отличие от столичных жителей петербуржцы и гости города активно использовали таксофоны для местных звонков. Общий трафик этих соединений достиг 248 тысяч минут.

Так что говорить об отказе от использования таксофонов в больших городах России пока преждевременно. Кстати, то же самое можно сказать о других странах. Вы можете приехать в Женеву или в Нью-Йорк — таксофоны там есть.

Сейчас идет установка точек доступа к интернету в малонаселенных пунктах. Много их уже появилось?

Олег Духовницкий: На конец III квартала из 13 958 точек доступа введено в эксплуатацию 10 210. Речь идет о населенных пунктах, где проживают от 250 до 500 человек. Там теперь тоже появился высокоскоростной интернет, Wi-Fi. Любой, находясь в радиусе 50 метров от этой точки доступа, может выходить в интернет. Раньше за него платили, теперь он бесплатный и без всяких ограничений по времени использования.

Развертывание сети точек доступа идет преимущественно с использованием волоконно-оптических линий связи (ВОЛС). Протяженность построенных для подключения точек доступа ВОЛС уже достигла почти 75 тысяч километров.

В отдаленных районах, где часто нет дорог и промышленного электричества, где невозможно за разумные затраты протянуть ВОЛС, точки доступа подключаются с помощью спутниковых и радиорелейных линий связи.

Уже заработало более 10 тысяч сельских бесплатных точек доступа к интернету. Они появятся и в совсем небольших населенных пунктах

Сейчас в Госдуме находится законопроект, который вносит изменения в программу установки точек доступа. Они появятся в совсем небольших населенных пунктах с числом жителей в 100 человек. Кроме того, предполагается, что будет построена соответствующая инфраструктура в Крыму. Для этого будет выбран специальный оператор. Есть нюанс: для регистрации в Сети при использовании точек доступа нужна мобильная связь. В Крыму в малонаселенных пунктах она есть не везде, поэтому потребуется ее обеспечить. Это очень масштабная программа, которая будет реализована за счет средств Фонда универсального обслуживания. Он формируется за счет отчислений операторов (1,2% от выручки, полученной при оказании услуг связи). В этом году стояла задача собрать в резерв 14,5 миллиарда рублей. Мы это сделали.

Счетную палату беспокоит, что россияне отказываются от радиоточек в домах. По мнению аудиторов, это происходит из-за высоких тарифов. А вы как счита­ете?

Олег Духовницкий: Отказ от радиоточек — естественный процесс, вызванный в первую очередь снижением спроса на данную услугу. Связывать его с якобы высоким уровнем тарифов едва ли уместно. В городах, где оказывают услуги, подведомственные Россвязи «Российские сети вещания и оповещения» (ФГУП РСВО), уровень тарифа минимален. К примеру, в Москве абонентская плата за радиоточку для населения составляет 112,32 рубля в месяц, в Санкт-Петербурге — 97,5 рубля, в Севастополе — 41,04 рубля.

Изменение тарифов на услуги проводного радиовещания проводится в основном один раз в год. Действующий тариф для населения в Москве установлен 1 апреля 2019 года. Ранее абонентская плата за радиоточку составляла 106,8 рубля. Изменение — около 5%.

В регионах, где ФГУП РСВО не оказывает услуги проводного радиовещания, уровень тарифов гораздо выше: от 145 до 350 рублей в месяц. Скорее всего, речь об отключении радиоточек в силу высокого уровня тарифов касается тех регионов, где местные операторы связи сознательно устанавливают такие тарифы.

Сколько в стране сейчас радиоточек?

Олег Духовницкий: 2,7 миллиона. Из них 2,6 миллиона обслу­живает ФГУП РСВО (Москва, Санкт-Петербург, Севастополь).

Обязательна ли установка радиоточек в новостройках?

Олег Духовницкий: Да, все новостройки по действующим правилам должны быть обеспечены возможностью оказания услуг проводного радиовещания. При проектировании нового строительства предусмотрено и наличие сетей проводного радиовещания. Застройщик при выборе поставщика услуг вправе обратиться к операторам связи, действующим на его территории и имеющим соответствующие лицензии.

Россвязь отвечает за управление восстановлением единой сети электросвязи при ЧС. Удалось ли ликвидировать последствия паводка в Иркутской области?

Олег Духовницкий: У нас в этой зоне ответственности два блока работы. Для определения готовности сетей связи к угрозе возникновения ЧС и отработки действий в таких ситуациях проводятся регулярные тренировки с операторами связи и администрациями регионов. Прежде всего они осуществляются на территориях, которые больше всего подвержены риску возникновения опасных природных явлений и техногенных процессов. Как показывает практика, опыт, приобретенный в ходе этих тренировок, в реальной ситуации действительно помогает оперативно решать задачи по восстановлению инфраструктуры связи и оказанию услуг связи населению в условиях ликвидации последствий ЧС.

В Иркутской области паводок нанес серьезный ущерб инфраструктуре: 36 населенных пунктов оказались лишенными различных видов электросвязи, в 9 населенных пунктах отсутствовала любая связь, еще в 3 населенных пунктах не работала сеть телерадиовещания, а 16 остались без почтовой связи. Но нам удалось оперативно ликвидировать последствия и восстановить работу всех сетей связи в полном объеме.

Инфографика «РГ» / Александр Чистов / Юлия Кривошапко

Детали

По одному сигналу

Россвязь и МЧС выступали с совместной инициативой создать Единую технологическую платформу оповещения о ЧС с использованием таксофонов, каналов проводного радиовещания и цифрового телевидения. Зачем это нужно и будет ли идея реализована?

Олег Духовницкий: Дело в том, что сегодня информационно-техническое взаимодействие всех систем безопасности в России не может рассматриваться как единый организм. Единства нет как на программном уровне, так и на уровне средств и каналов коммуникации. Именно поэтому мы ведем речь о необходимости создания телекоммуникационной платформы, которая объединила бы все существующие автоматизированные системы и обеспечила бы гарантированный уровень оповещения населения. В идеале у нее должен быть единый оператор — единый центр принятия решений и управления.

Таксофоны, каналы проводного радиовещания и цифрового телевидения действительно могли бы стать элементами единой платформы. Варианты их использования уже проработаны.

Проект будет обсуждаться на заседании правительственной комиссии 6 декабря. На данный момент можно сказать, что идея нашла поддержку МЧС. Если решение правительством будет принято, для создания платформы сначала потребуется внести изменения в действующие нормативные правовые акты в области связи, разработать специальные требования к работе такой системы.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.