Без преувеличения можно сказать, только что завершившиеся выборы в Российскую академию наук проходили под девизом «впервые». Учтя многочисленные претензии к выборам 2016 года, обвинения в необъективности, клановости, использовании административного ресурса, прохождении в члены РАН людей, чьи достижения сомнительны, и т.д., на этот раз была кардинально изменена почти вся процедура голосования. Сейчас правили открытость, конкуренция и прозрачность.

Так, впервые выбирали не на 100 процентов вакансий, а на 65-70. Кроме того, существенно были расширены научные специальности, чтобы избежать ситуации, когда на одно место претендует только один человек. И тогда выборы превращаются в назначение.

Все это позволило превратить выборы в настоящую борьбу умов, предельно повысить конкуренцию. Скажем, в «лиге» академиков она в среднем составила четыре претендента на одно место, а среди членов-корреспондентов почти девять. А рекордсмен — секция прикладной математики и информатики, где конкурс на вакансию члена-корреспондента взлетел до 55 человек! Следующее впервые — предельная открытость и прозрачность выборов. Раньше каждый кандидат был «темной лошадкой», его научный образ известен только «близкому кругу». Теперь он выведен из тени на всеобщее обозрение. Любой мог в интернете узнать про число публикаций, цитирований, индексе Хирша.

Конечно, пока эти новые правила работают далеко не идеально, признает глава РАН Александр Сергеев. Скажем, у медиков по ряду позиций конкурс составлял всего два человека на место. Или ученые с высоким Хиршем проиграли тем, у кого он существенно ниже.

— Такие ситуации вполне объяснимы, — говорит он. — Ведь медицинская и сельскохозяйственная академии не так давно влились в большую академию, у них долгие годы были свои традиции, Хирш вряд ли считался одним из главных критериев «веса» ученого. Уверен, что постепенно все придет в норму.

Конкуренция в «лиге» академиков в среднем составила четыре претендента на одно место

Вообще, по мнению Сергеева, число публикаций, индекс Хирша не надо возводить в абсолют. Конечно, они важны и много говорят об ученом, но дают далеко не полную картину его достижений. Есть такое понятие — «джентльменский Хирш». Он разный для разных наук и для разных ученых. Для физиков, скажем, его можно оценить на уровне 25. И если у кого-то из физиков он выше, это вовсе не означает, что ему надо автоматически отдавать предпочтение на выборах. Соревноваться высокими Хиршами неразумно. Ведь жизнь ученого по-разному складывается. Скажем, кто-то участвует в международной коллаборации, где каждая статья выходит под авторством сотни ученых. Такие публикации хорошо цитируются, и даже если там твое авторство — одна сотая, ты растешь и в Хирше, и в числе публикаций.

Совсем другое дело, если у кандидата Хирш явно низкий, а он претендует на членство в академии. И вот с такими случаями отделения разбирались особо. Разбирались, почему, несмотря на то что он, судя по цитируемости, не очень известен в мировой науке, стал кандидатом в члены академии, а тем более может быть избран членом-корреспондентом или академиком. И судя по тому, что в итоге на общем собрании все участники согласились с доводами отделений, разобраться удалось.

Впервые выборная кампания РАН сопровождалась работой двух этических комиссий: по борьбе с фальсификацией научных исследований и по борьбе с лженаукой. Накануне выборов в СМИ появились сенсационные результаты комиссии по фальсификации, что у 56 кандидатов выявлено множество нарушений: плагиат, подлоги данных, сопровождение недоброкачественных работ в качестве руководителя, повторные публикации одних и тех же статей, распространение антинаучных концепций и т.д. А тут и комиссия по лженауке сообщила о нарушениях шести кандидатов. В списках были известные имена, занимающие высокие посты.

Обвинения очень серьезные, болезненные для каждого ученого. Поэтому отделения совместно с комиссиями, что называется под лупой, долго изучали выставленные претензии. Итог: отделения РАН не допустили к выборам 52 кандидата из 56 попавших в списки по фальсификации, а также четверых из списка по борьбе с лженаукой. Среди отклоненных кандидатов — ректор Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов А.С. Запесоцкий, директор института нормальной физиологии им. Анохина С. Судаков, президент Ассоциации юридических вузов С. Бабурин, биолог С. Савельев, врачи С.Ю. Калинченко, И.А. Миненко, М.Н. Пузин и многие другие.

В то же время в отделениях были выбраны кандидаты, к которым у комиссий были претензии: А.Н. Дидманидзе, Н.В. Полунина, Д.Ю. Пушкарь и М.М. Танашян. Комиссии согласились с отделениями, что нарушения этих ученых незначительны по сравнению с их научными достижениями. В итоге они были избраны в члены академии.

Отделения РАН не допустили к выборам 52 кандидата из 56 попавших в списки этической комиссии по фальсификации

Александр Сергеев особенно подчеркнул, что на общем собрании, где голосовали все ученые, ни у кого претензий и вопросов ни к одному из кандидатов не возникло. «Все, кого выбрали отделения, были поддержаны. Это важный показатель», — сказал глава РАН.

Он отметил, что новые правила выборов имеют важнейшее значение не только для академии, но и для всей российской науки. Ведь открытые, по понятным всем правилам выборы показывают, что в конкурентной борьбе каждый честный ученый имеет все шансы добиться признания. А ловкачам и приспособленцам не помогут никакие махинации.

И, наконец, впервые для «осовременивания» процедуры тайного голосования в одном из отделений был опробован аналог государственной автоматизированной системы «Выборы». По словам Сергеева, она себя хорошо показала и будет использована на следующих выборах.

Итак, новыми академиками стали 71 человек, среди них Дмитрий Пушкарь — главный уролог минздрава, разработчик российского хирургического робота; Иван Стилиди — директор Национального медицинского исследовательского центра онкологии имени Блохина; Гарегин Тосунян — президент Ассоциации российских банков; Виктор Савиных — космонавт, президент Московского государственного университета геодезии и картографии.

Число членов-корреспондентов РАН пополнили, в частности, Евгений Рогаев — основоположник методов анализа ДНК для судебно-медицинской экспертизы, проводивший генетическую идентификацию останков семьи последнего русского царя Николая II; Николай Кропачев — ректор Санкт-Петербургского государственного университета; Зураб Кекелидзе — генеральный директор Центра психиатрии и наркологии имени Сербского; Алексей Орыщенко — гендиректор Центрального научно-исследовательского института конструкционных материалов «Прометей»; Сергей Мироненко — научный руководитель Государственного архива.

Александр Сергеев: Сегодня каждый честный ученый имеет все шансы добиться признания. Фото: РИА Новости

Справка «РГ»

На 76 вакансий академиков выбран 71 человек, на 171 место члена-корреспондента — 158 ученых. Неиспользованными остались 18 вакансий: 5 академиков и 13 членов-корреспондентов. Таким образом, на сегодняшний день в РАН 898 академиков и 1144 члена-корреспондента. Всего 2042 человека. Средний возраст избранных академиков — 64 года, членов-корреспондентов — 58 лет, что несколько понизит средний возраст членов академии. До выборов средний возраст академиков составлял 75 лет, членов-корреспондентов — 68 лет.

Кстати

На посвященной итогам выборов пресс-конференции Александру Сергееву был задан вопрос: «Надо ли нам так много академиков? Ведь в СССР их было вдвое меньше, зато их имена люди знали, а сейчас имя даже президента РАН назовут очень немногие».

— Вопрос очень болезненный, — ответил Сергеев. Что касается увеличения числа членов академии, то это не наша вина. Как вы знаете, в 2013 году нас объединили с медицинской и сельскохозяйственной академиями. Отсюда и резкий рост. Мы считаем, что численность академии должна постепенно сокращаться, и уже в этом году впервые выбирали на меньшее число вакансий.

О том, что нынешних ученых не знают? Причина очевидна: падение престижа науки в стране. Какая-то часть ответственности за это на РАН несомненно есть, но она лежит и на нашем обществе. Особо остро это стало понятно сейчас. Двинуть вперед экономику, попасть в пятерку ведущих стран мира, когда конкуренты стремительно развивают и внедряют самые современные наукоемкие технологии, невозможно, не поддерживая, не поднимая престиж науки в стране.

Кстати, на проходящей параллельно с выборами научной сессии одним из главных вопросов был: а может ли общество развиваться и догонять лидеров, если в нем не сформирован консенсус по поводу общих ценностей. Если наука не будет у нас рассматриваться как главный приоритет, за лидерами мы никогда не угонимся. Ведь мы в разы, а то на порядок уступаем лидерам по вложениям в науку. А чудес не бывает.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.