Школьным учителем был и Александр Исаевич Солженицын. Школу он любил всю жизнь, преданно и пристально. В самой ранней его повести есть такие слова: «Педагогом надо родиться. Надо, чтоб учителю урок никогда не был в тягость, никогда не утомлял, — а с первым признаком того, что урок перестал приносить радость, — надо бросить школу и уйти. И ведь многие обладают этим счастливым даром. Но немногие умеют пронести этот дар через годы непогасшим». Конечно, эти слова написаны идеалистом, звучат как некая максима, которую опрокидывает «правда жизни». Однако правда истории, истории всякого развития — полна примерами прорывов, совершенных именно идеалистами, теми, кто верил в достижимость невозможного.В нашем восприятии время течет неравномерно. Сейчас мало найдется таких безмятежных, кто не видит, что мир вокруг нас меняется стремительно. И вызовы наступающей, вернее, уже наступившей технократической эры, эры искусственного интеллекта, — уже при дверях. Отгородиться от них невозможно, придется «эти вызовы» встречать. Тех, кому кажется, что это далеко от нас и наших проблем, хочу уверить — именно в таком мире совсем скоро предстоит жить нашим детям и внукам, и мы обязаны их к этой жизни готовить.Важно, однако, заметить, что сам по себе технический прогресс, в отрыве от гуманитарного знания и нравственного развития, нисколько не способствует улучшению человеческой природы. Новейшие же успехи и головокружительные перспективы искусственного интеллекта и вовсе грозят вытеснить человеческое в человеке — если мы будем пользоваться новыми возможностями бездумно и неосознанно.Паника по поводу вытеснения человека неуместна. Но те страны и общества, которые надеются в нарастающем ритме технологической революции уж если не преуспеть, то хотя бы не отстать катастрофически, должны уделять живое и деятельное внимание среднему школьному и высшему образованию. И хотя очевидно, что претерпевать существенные изменения будет в первую очередь содержание точных и естественно-научных предметов, но, парадоксальным образом, наибольшее значение для необходимого диалога человеческого и машинного интеллекта, для того, чтобы люди не оказались побежденными их же порождением, — приобретают содержание и качество обучения в предметах гуманитарного цикла, прежде всего — языка и литературы.Тут два существенных момента. В самые ближайшие десятилетия, когда начнет радикально меняться наша повседневная жизнь, наряду с исчезновением ряда традиционных профессий возникнет большое число новых. Второй момент — что станет обычным делом смена в течение жизни нескольких профессий, то есть пожизненное обучение.Для будущей жизни каждого школьника первостепенную важность приобретает само умение учиться, овладение инструментами и навыками этого умения. Вероятно, все согласятся, что главным таким навыком является чтение. Я имею в виду не беглое проглатывание слов, а способность извлекать и усваивать смысл, анализировать текст, воспринимать его критически, способность выделять информацию, даже и скрытую, стремление к самостоятельным выводам.В связи со всем сказанным огромную важность, но и тревогу вызывают проекты новых образовательных стандартов для школы, которые предстоит принять и которые будут иметь решающее влияние на ход, направление и качество обучения в наших школах. Некоторое время назад министерство (тогда еще образования) создало рабочие группы экспертов по каждому предмету с целью уточнения критериев для измерения освоения учениками образовательных программ. Я работала в группе экспертов по предмету «Литература», наши предложения мы разрабатывали тщательно, детально и ответственно. Но в главном они не нашли отражения в проекте стандартов, как и предложения некоторых других общественных, научно-педагогических и экспертных групп, например, площадки «Образование» Общероссийского народного фронта или великолепного образовательного центра «Сириус».Налицо расхождения по важнейшим вопросам — что включать в национальный культурный канон, в обязательное для каждого школьника нашей страны ядро чтения, а что оставить на выбор учителя; надо ли строго распределять список произведений по годам обучения, что неизбежно окажется слишком трудным для одних детей и тормозяще простым — для других; как должен строиться контроль за образовательным процессом.Надо ли строго распределять список произведений по годам обучения, что неизбежно окажется слишком трудным для одних детей и тормозяще простым — для других?Если перегрузить учеников невыполнимо большим обязательным списком, это лишит их возможности вдумчивого чтения. Важно не количество прочитанных текстов, а удастся ли научить школьника воспринимать и толковать заложенные смыслы, удастся ли мотивировать его самостоятельно размышлять над вопросами, которыми мучались наши классики и мучаются писатели-современники. Если же закрепить конкретные тексты за конкретными годами обучения — это безусловно облегчит и упростит контроль, но лишь за формальным знакомством с текстами, а не за качеством, не за приобретенными в школе навыками чтения.Новые стандарты слишком важны, чтобы можно было пренебречь достижением по их поводу общественного и профессионального согласия.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.